Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Почему я бы тоже дала Бобу Дилану Нобелевскую премию по литературе

«Expert Online» 2016

К горячим поклонникам Боба Дилана я себя не отношу. При прочих равных мне ближе Марк Нофлер и его Dire Straits, он тоньше и ближе мне по мироощущению, а способы поэтического выражения у него еще интересней. Но будь я в нобелевском комитете, я бы согласилась на Дилана. Потому что ведь надо быть объективными: Боб Дилан действительно стал значительно более широким культурным явлением. Им еще вдохновлялись давно сошедшие с небосклона Битлы, но он продолжает гастролировать до сих пор.

А признание фактически барда участником мирового литературного процесса – это, на мой взгляд, отличная новость для всех ныне живущих поэтов. Сейчас объясню почему. В последние годы за Нобелевской премией по литературе стало следить откровенно неинтересно. Многие упрекали комитет в политизированности решений. Премии давали не за великие достижения в литературе, а скорее, за отражение каких-то социально политических аспектов мироздания. Не хочу никого обидеть и не буду называть конкретных имен, но можно ли кого-нибудь из лауреатов этой премии в последние годы назвать по-настоящему великим писателем мирового уровня? И дело далеко не только в предвзятом нобелевском комитете. Что-то происходит с мировой литературой. Особенно ощутимо это на примере крупных форм, то есть романа. Ведь он, в отличие от более мелких прозаических форм – некий целостный мир, отражающий уровень самосознания создавшего его социума. То есть пишет писатель, но он лишь ловит то, что осознается многими вокруг него. По-настоящему хороший роман невозможно просто придумать, так как по своей природе он упрямо следует за развитием форм общественного самосознания, начиная со времен позднего Средневековья.

И раньше у комитета были романы, за которые можно было давать премию. Вспомним хотя бы, как получил премию Габриэль Гарсиа Маркес с его “Сто лет одиночества” в 1982 году, а в спину ему дышал киргизо-русский писатель Чингиз Айтматов с “Белым пароходом” и “Буранным полустанком”. Я до сих пор не знаю, что лучше. Оба были похожи на атлантов и книги обоих, без сомнения, были мощным общемировым явлением. А что теперь? Члены комитета премии в замешательстве. С романами совсем плохо. Современная проза пошла двумя путями: одни ударились в поиски новых путей выражения, стиля, игры со словами и композицией – возможно, это и искусство, но точно не великая мировая литература. Другие используют традиционную форму романа, повести или рассказа и ищут новые сюжеты и новые аспекты человеческого существования. Но и тут встречаются большие сложности.  Вроде бы обо всем великом и общечеловеческом уже сказали и современная литература, если честно, просто не имеет новых тем подобного размаха. Никто в этом не виноват, и авторы тоже. Просто на нынешнем уровне развития индивидуализма в человеческом обществе, мир начинает атомизироваться, разбредаться на ниши, у него больше нет прежней общности. Это объективный социо-культурный факт, который касается далеко не только литературы. Но литература – это самое активное его отражение и особенно к атомизации чувствителен роман. Он распадается, потому что нет целостности, которую можно отразить. С малыми формами лучше, они лучше приспособлены к атомизированному социуму и выхватывают как фары из темноты какой-то небольшой и поддающийся отражению кусок реальности.

Однако и здесь есть свои проблемы. Человек уже настолько вывернут и исследован литературным творчеством во всех своих проявлениях и все в нем перестало быть тайной, что остаются какие-то очень мелкие и от этого маргинальные темы (врочем давно меня так ничего не трогало, как рассказ современной американской писательницы Мейл Мелой “Мадам Лазарь”, где совсем уже старый гей, которого покинул последний его возлюбленный, доживает жизнь в обществе уже тоже очень старой собачки, которая однажды на прогулке решила умереть). Но, наверно, будь я в нобелевском комитете, я бы все равно не дала за него  премию по литературе. Таким образом, новая, даже талантливая проза – она вроде бы и о чем-то новом рассказывает, но на самом деле есть лишь повторение того, что уже было, было, было... Иначе говоря, эти книги не становятся в список тех ста, что совершенно необходимо прочитать человеку за свою жизнь. Они избыточны, они не необходимы.

Вот нобелевский комитет и мечется: то даст премию литератору из развивающейся страны за героизм, то писательнице филигранных историй, то почти публицисту за поднятие важной общественной темы. А с поэзией ситуация еще хуже. Кроме тех же проблем, что касаются и прозы, у поэзии еще появляется проблема специфическая. Поэзия вообще – это устный жанр, который предполагает декламацию. Даже хороших поэтов сегодня никто не читает. Они – достояние очень узкого, в практически только литературного круга, потому что даже другой фланг образованной интеллигенции, которая не чужда чтению в принципе, не покупает и не читает поэтов. Вот припомните навскидку, когда в последний раз вы покупали книгу современного стихотворца? Или зайдем с другой стороны: слышали ли вы о современном поэте, чей новый сборник стихов стал мировым бестселлером? И глядя на тенденции развития современного общества, почему-то мне кажется, что дальше читать их будут еще меньше.

И вот тут нобелевский комитет сделал решительный ход конем. Он вырвался из замкнутого круга дурной бесконечности и дал премию действительно крупному общечеловеческому явлению по имени Боб Дилан, заодно создав прецедент и включив всех живущих на земле бардов в число потенциальных получателей нобелевки. В общем-то мысль о том, что стихи, которые поются – это тоже литература, не нова. В прошлом поэтические произведения исполнялись исключительно под музыку, и эта тенденция начала меняться только при жизни Данте. Так что секретарь Шведской академии Сара Даниус имела в виду именно это, говоря: «Если вы заглянете на пять тысяч лет назад, то обнаружите там Гомера и Сафо. Они писали поэтические тексты, которые предназначались для исполнения — как и в случае с Бобом Диланом».

Мысль о возможной музыкальной востребованности поэтов в нашем суровом рыночном мире пришла мне самой в голову пару недель назад, вероятно, параллельно с нобелевским комитетом. Мне показали стихи одной знакомой на фейсбуке и спросили моего мнения. Стихи были, конечно, о любви, но неплохие. Но я должна была с грустью признать, что у нее нет никаких шансов издаваться в отличие, например, от молодого прозаика с той же мерой таланта. Единственным способом для девушки стать востребованным поэтом  – найти себе подходящих музыкантов и начать писать песни, сказала я. Поэтому когда, нобелевский комитет объявил, что премия по литературе впервые за все время существования премии присуждается барду, который поет свои стихи последние пятьдесят лет и сумел стать по-настоящему народным автором, я даже не удивилась. Видимо, идея витает в воздухе.

Однако неожиданный поворот мысли нобелевского комитета — это не только подарок и обещание лучшей жизни поэтическому сообществу, это в какой-то степени спасение и для самой премии. Ее могут начать давать, как положено, за вклад в мировую литературу и мировое призвание, а не случайным людям.

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама