Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Конец иранской ядерной «оттепели»

Геннадий Петров «Expert Online» 2017
AP/TASS

На фоне обострения ситуации вокруг Северной Кореи и американской атаки по Сирии, администрация Дональда Трампа напомнила о том, что у США есть еще один потенциальный противник – Иран. Госсекретарь Рекс Тиллерсон назвал эту страну угрозой Соединенным Штатам и дал понять, что его шеф вовсе не отказался от идеи пересмотра сделки по иранской ядерной программе, заключенной при Бараке Обаме. До реальных шагов в этом направлении дело вряд ли дойдет, однако политические последствия воинственной риторики Трампа в виде окончания «оттепели» в отношениях Ирана и Запада вполне возможны.

Свое заявление Тиллерсон сделал на пресс-конференции в Вашингтоне. Он охарактеризовал как провальную сделку, заключенную в 2015 году между Ираном и «шестеркой» международных посредников - США, России, Китая, Франции, Великобритании и Германии (так называемый «Совместный всеобъемлющий план действий»). Ведь Тегеран, подчеркнул Тиллерсон, по-прежнему хочет в перспективе превратиться в государство, имеющее атомное оружие. «Совместный всеобъемлющий план действий потерпел неудачу в достижении главной цели — неядерного статуса Ирана», - сказал американский дипломат, дав понять, что администрация Трампа будет добиваться пересмотра сделки.

Собственно, идея, изложенная Тиллерсоном, не нова. Еще в ходе своей предвыборной компании Трамп критиковал Обаму за сделку с Ираном, которую он даже назвал в одном из интервью «одной из самых глупых из тех, которые я когда-либо видел». Суть сделки в общих чертах заключалась в последовательном снятии, в обмен на меры по ограничению ядерной программы, международных санкций против Ирана. С принятием Совместного всеобъемлющего плана действий разрешился один из самых сложных и длительных международных кризисов последнего времени. Мир вздохнул с облегчением, а вот в США сделка была воспринята неоднозначно. Особенно неохотно ее приняли в Республиканской партии, где скептическое отношение к обещанию Ирана не развивать свою ядерную программу характерно отнюдь не только для нынешнего президента.

Немалую роль в формировании критического взгляда на сделку сыграла и позиция Израиля – страны, к чему мнению Трамп, как политик, во многом, ориентирующийся на консервативный протестантский и произраильски настроенный электорат из американской «глубинки», не может не прислушиваться. Так что заявление Тиллерсона можно рассматривать и как сигнал избирателям нынешнего главы государства: я не забыл ни о вас, ни о своих предвыборных заявлениях.

И все же реальный пересмотр сделки с Ираном выглядит крайне маловероятным, хотя бы потому что правовых возможностей у США для этого практически нет. Сделка одобрена на уровне Совета безопасности ООН, и, соответственно, «отыгрывать назад» придется только через эту организацию. Значит, Трампу надо будет убедить, как минимум, Китай и Россию. Причем, непонятно, какие аргументы могут быть приведены: информации о том, что Иран предпринимал какие-либо действия, противоречащие Совместному всеобъемлющему плану действий на сегодняшний день нет. Что и констатировалось в соответствующем докладе Генерального секретаря ООН. Нет претензий к Ирану и у МАГАТЭ: официальный Тегеран сейчас явно больше озабочен своей экономикой, нежели желанием в очередной раз испытать терпение мирового сообщества.

На что нынешняя позиция США реально может повлиять – так это на расклад сил в ходе предвыборной компании в Иране. В этой стране 19 мая предстоят президентские выборы. Чуть ли не главной их интригой стало появление в них неожиданного участника – экс-президента страны Махмуда Ахмадинежада. С его именем ассоциируется весь кризис, связанный с неуступчивостью Ирана по вопросу его ядерной программы.

Намерение Ахмадинежада побороться за третий для него президентский срок стало вдвойне сюрпризом в свете позиции рахбара (высшего руководителя Ирана) Али Хаменеи. В конце прошлого года он настоятельно посоветовал экс-президенту, отбивавшемуся от обвинений в коррупции, не принимать участие в майских выборах. И Ахмадинежад объявил, что в преемники нынешнего главы Ирана Хасана Рухани не метит.

Но в апреле он неожиданно изменил свое решение и выставил свою кандидатуру. «Наш революционный лидер не приказывал мне, а дал совет, уточнив, что это ни к чему не обязывает», - объяснил перемену своей позиции в интервью «Евроньюс» Ахмадинежад. Имела ли место действительно частная инициатива политика, и ранее замеченного в спорах с рахбаром, или его выдвижение было согласовано с Али Хаменеи выяснится уже 26-27 апреля. К этой дате Совет стражей Конституции Ирана должен обнародовать список кандидатов, которых допустили до выборов. Если в их числе окажется и Ахмадинежад, значит, похоже, рахбар решил, что «крутому парню» Трампу надо противопоставить своего «крутого парня». Или, по крайней мере, припугнуть угрозой его возвращения во власть.    




    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама