Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Политика

Америка поставила «семерку» под вопрос

«Expert Online» 2018
PA Images\TASS Sean Kilpatrick

На канадском саммите G7 Соединенные Штаты оказались в необычном для них статусе изолированной державы, которому, впрочем, ее лидер активно подыгрывал.

Парад суверенитетов

Нынешняя встреча G7, прошедшая 8 и 9 июня в Канаде, разительно отличалась от всех остальных. В ней не было ни единства, ни скуки. Фактически ее можно назвать парадом европейского суверенитета, или даже западного мира, против Дональда Трампа. Непосредственной причиной для этого послужило введение США с 1 июня пошлин на импорт алюминия (10%) и стали (25%), однако дело тут даже не в отдельных торговых позициях, а в философии трамповской экономики и внешней политики. «Очевидно, американский президент продолжает не соглашаться в вопросах торговли, климатических изменений и иранской ядерной сделки. Однако больше всего меня беспокоит то, что международный порядок, основанный на правилах, был поставлен под сомнение. Причем, довольно неожиданно – его главным архитектором и гарантом – Соединенными Штатами», – заявил председатель Евросовета Дональд Туск.

Одним из наиболее активных антитрамповских агитаторов был, впрочем, не он, а президент Франции Макрон. Публично выставивший Трампу целый ряд ультиматумов (например, отметивший, что Франция не подпишет итоговое коммюнике, если там будет пункт об ущербности ядерной сделки с Ираном или не будет пункта о поддержке борьбы против изменения климата). И у хозяина Елисейского дворца были все основания для того, чтобы активничать. Он лично приезжал к Трампу, терпел публичные унижения (ту же историю с перхотью) ради того, чтобы добиться уступок по торговле и иранской сделке – и уехал с пустыми руками. Теперь Макрон и большинство лидеров европейских стран хотели показать Дональду Трампу, что он нарушает правила джентльменского клуба, и потому находится среди них в изоляции. Что саммит – это не G7, а G6+1.

Однако Трамп абсолютно не стеснялся. В своих публичных выступлениях перед саммитом G7 он четко давал понять, что едет не к единомышленникам и друзьям, а, в лучшем случае, к нахлебникам. А то и к противникам. «Надеюсь на исправление наших несправедливых торговых отношений со странами G7. Не получится – тем лучше для нас», – твитнул Трамп перед саммитом.  Более того, американский лидер изначально сам отказался подписывать совместную декларацию и заявил, что вообще едет на саммит лишь на один день (причем источники внутри администрации говорили о том, что даже этот день был под вопросом, мол, Трампу было банально лень лететь в Канаду).

Острый момент g7.jpg
Острый момент

Да, по прилету Трампа страсти немного улеглись – стороны попытались говорить о какой-то дружбе. Однако пленка запечатлела иное. Например, знаменитую уже встречу за столом, где нависшая над ним Ангела Меркель со стоящими вокруг коллегами зло глядит на развалившегося на стуле, скрестившего руки и слегка ухмыляющегося, правда, не совсем уверенно Трампа. Фото уже стало основой для различных фотожаб, лучшая из которых, пожалуй, содержит следующую подпись: «Довольно болтать, Джон Сильвер! Переверни черную метку, как велит наш обычай, и посмотри, что там написано»!

Менее популярным в сети, но тоже важным стало рукопожатие Макрона. Как известно, у Трампа всегда очень агрессивное рукопожатие – он тянет партнера к себе, демонстрируя таким образом свою силу. Однако молодой Макрон подкачался и сделал настолько жесткое рукопожатие, что на руке Трампа остались белые пятна. Мстил за перхоть. Но до драки не дошло.

От «семерки» к «шестерке»

Впрочем, стоило «Джону Сильверу» уехать, как остатки политеса спали. Так, Джастин Трюдо дал крайне резкую в отношении американского президента пресс-конференцию, после чего хозяин Белого дома через Твиттер просто оскорбил своего соседа: он «был таким смиренным во время наших встреч на саммите G7, а потом на пресс-конференции, после того, как я ушел, называл американские тарифы оскорбительными и говорил, что его не продавить. Очень нечестная и слабая позиция», – пишет Трамп.

Более того, американский президент не только подтвердил свой отказ подписывать итоговое заявление, но и отметил, что США готовятся ввести новые пошлины на импорт автомобилей. Прямой удар не столько даже по ЕС (которые вывозят в США машин на 37 миллиардов евро, а ввозят американские авто лишь на 6,2 миллиарда), сколько по Ангеле Меркель. Немецкий автопром не просто лидер ЕС, он контролирует до 90% сегмента премиальных авто в США и значительную часть рынка в целом.

Этот удар тем более интересен, что Меркель все это время избегала каких-то резких выступлений и заявлений против американского президента, стараясь держаться в тени Макрона. Возможно, надеясь, что ее избежит тарифная чаша Трампа, причем не только в области автомобильных тарифов, но и в других торговых сферах (профицит Германии в торговле с США в 2017 году превысил 63 миллиарда долларов – при общем товарообороте в 180 миллиардов). Как оказалось, надеялась зря.

И теперь главный вопрос в том, последуют ли за громкими европейскими словами реальные европейские дела? Евросоюз может сколько угодно критиковать деятельность Трампа, ставить его в дипломатическую изоляцию, однако если за этими заявлениями не будет реальных действий по защите своих интересов (серьезные ответные торговые тарифы или же контрсанкции против США в случае, если Америка будет наказывать компании ЕС за работу с Ираном), то грош цена этим словам. В этом случае европейские страны не только докажут свою несостоятельность, но и получат полное право называться не большой, а маленькой шестеркой.

Спасибо, не надо

На G7 обсуждали и Россию. Причем инициатором этого обсуждения стал Дональд Трамп. Вылетая в Канаду, он как бы мимоходом вбросил мысль о том, что Россию нужно возвращать в G7. «Россия должна быть на этой встрече. Нравится это или нет, и, возможно, это неполиткорректно, но наша задача – направлять мир. G7 вышвырнула Россию. Они должны позволить ей вернуться», – сказал Трамп, после чего сел в вертолет и отправился в Канаду, дав возможность миру прийти в себя и обсудить очередную, как им кажется, блажь хозяина Белого дома. Однако эта была не блажь, а расчет использовать Россию для того, чтобы сорвать антитрамповскую повестку G7 и заставить «нахлебников» обсуждать иные вопросы.

Последние, в общем-то, наживку заглотили. Если итальянский премьер Джузеппе Конте идею поддержал, то Ангела Меркель выступила против, дав понять, что это невозможно, ибо страны G7 придерживаются общих ценностей, которые включают и соблюдение международного правопорядка (под которым она, видимо, понимает нарушение устава ООН и агрессию в Ливию и в Сирию), а Кремль вопиюще нарушил все нормы, вернув Крым. Макрон придерживался такой же точки зрения. В итоге на саммите G7 возвращение России не только было поставлено под вопрос, но и (в тексте итоговой декларации) российская политика в Сирии и на Украине подвергалась критике, как и ее «дестабилизующее поведение». Более того, по инициативе Великобритании разработать специальную «систему быстрого реагирования», этакую систему раннего предупреждения для защиты от информационных атак Кремля.

Однако первыми на инициативу Трампа ответили не шестерки, а сам Кремль. В России дали понять, что возвращения в G8 не жаждут. Замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков назвал G7 «форматом, который выдыхается политически и экономически». «Мы делаем акцент на других форматах», – заявил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. А затем пояснил, что «в изменяющейся обстановке, как в международных политических, так и экономических делах, стремительно возрастает значение и актуальность таких форматов как, например, двадцатка, где Россия принимает активное участие». Ну или, продолжая мысль Пескова, тот же ШОС, который собирался практически параллельно с G7 и на котором не выдавали «черных меток», и не обсуждали хипстерские вопросы из серии «будем строить прекрасный новый мир», а решали реальные проблемы безопасности.

Вопрос, действительно, дискуссионный. С одной стороны, теоретически в возврате в G7 нет ничего плохого – лишний формат общения никому не повредит. Однако, во-первых, нужно понимать, что нас там не будут рассматривать как в полной мере равных. Во-вторых, G7 – это клуб коллективного Запада, к которому мы не принадлежим и не должны принадлежать по слишком многим причинам. Более того, нас же не пустят назад просто так – та же Меркель уже выдвинула требования для организации возвращения. А поскольку ценность формата резко упала, Россия не готова ради возвращения идти на сколь-нибудь значимые уступки в Сирии и в украинском вопросе. Игра не стоит свеч.

Куда более выгодной позицией для России является роль наблюдателя за тем, как Трамп уничтожает G7 и западный мир. Как верно отметил Дональд Туск, действия Трампа играют на руку на руку «тем, кто ищет нового постзападного порядка». Спасибо, Дональд.  

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    КАРТА ПУТЕШЕСТВИЙ

    Банк начал продажи кобрендинговой карты AlfaTravel, которая позволяет не только копить мили, но и получать целый комплекс услуг в путешествии. С помощью этой карты Альфа-банк рассчитывает дополнительно привлечь обеспеченных клиентов

    Хорошая крыша не роскошь

    Из тысячи обследованных крыш в построенных зданиях - лишь два процента не нуждаются в ремонте крыши

    Как компании повышают престиж рабочих профессий

    Дефицит рабочих специальностей в регионах – давняя проблема российской промышленности. Сегодня компании сами задают новый тренд в развитии экономики – повышают привлекательность рабочих профессий

    Современная программа лояльности: трансформация

    Неценовые активности помогают ритейлерам "встряхнуть" рынок. Сеть продуктовых магазинов "Магнит" - запустила новую программу лояльности "С любовью от Роналдиньо"


    Реклама