«Я остаюсь оптимистом»

Экономика
Москва, 25.04.2011
«Обзоры стран» №4 (51)
Об экономическом положении в Европе и российском банковском секторе в интервью «Эксперту» рассказал глава ING Commercial Banking в России Ханс Гризель

Фото предоставлно ING Group

Ряд международных финансовых игроков очень тяжело пережил кризис, некоторые даже вынуждены были уйти с рынка. Как обстоят дела у ING Group?

— Вследствие мирового финансового кризиса, ING Group, как и многие другие финансовые организации, на определенном этапе была вынуждена заручиться поддержкой голландского правительства. Однако если мы обратимся к финансовым показателям ING, то увидим, что нам удалось пережить кризис довольно успешно.

Если говорить о банке, то его прибыль за 2010 финансовый год до уплаты налогов составила 5 миллиардов 830 миллионов евро — самый большой показатель за последние пять лет. По оценкам Fortune, в 2010 году мы заняли 12-е место среди самых прибыльных компаний мира. Общие же активы группы по состоянию на 31 декабря 2010 года составили 1 триллион 247 миллиардов евро, превысив показатели 2009 года. В целом группе удалось сохранить клиентскую базу — сейчас нашими услугами пользуется 85 миллионов клиентов в 40 странах мира.

Вы участвуете в многочисленных экономических проектах внутри Старого Света. Как быстро Европа восстанавливается после кризиса? Как вы оцениваете нынешнее финансовое состояние Евросоюза в целом, а также в наиболее слабых звеньях европейской экономики — Испании и Португалии?

— В целом процесс восстановления Европы после кризиса проходит достаточно неплохо. Однако его темпы заметно разнятся на субрегиональном уровне. Так, северные страны Евросоюза восстанавливают свои экономики вполне успешно. Прекрасно дела обстоят в Германии, быстро возвращают свои позиции Нидерланды. В странах же Южной Европы все не так гладко — государства этого региона сейчас страдают от высокого уровня задолженностей. Неизбежным ли было их нынешнее состояние? Скорее да, чем нет, ведь дисбалансы в бюджетной системе этих стран достигли критических значений. Но мы имеем то, что имеем.

Почему такая большая разница между темпами восстановления североевропейских и южноевропейских государств? Это как-то связано со структурными особенностями их экономик?

— Не забывайте, североевропейские государства являлись ядром евроинтеграции. У стран Северной Европы уже накопился большой опыт взаимного сотрудничества. К тому же уровень бюджетной дисциплины у них куда выше, чем в южноевропейских государствах. Напомню, что, когда южные государства входили в Евросоюз и еврозону, никто не следил за их экономической политикой, за тем, соблюдают ли они бюджетную дисциплину. Предоставляемые новым странам — членам ЕС субсидии долгое время позволяли им скрывать эту проблему и тратить больше, чем они зарабатывали. Именно субсидии обусловили видимый экономический рост в этих государствах. Однако начавшийся кризис положил конец этой практике, и, соответственно, возможности роста.

Надо также отметить, что важными критериями силы экономики являются такие показатели, как уровень зарплаты, объем пенсионного обеспечения, возраст выхода на пенсию. В североевропейских странах они гораздо более разумные, чем в южных. А все потому, что уже достаточно долгое время страны Северной Европы проводят целенаправленную политику по увеличению эффективности и конкурентоспособности собственных экономик. Южноевропейские же страны находятся только в начале пути. У них есть шансы успешно завершить его и добиться улучшения экономических показателей — но нужно понимать, что это дело не одного дня. Мгновенного результата не будет, тут нужна долгая и кропотливая работа.

Тем не менее экономики южноевропейских стран пока не могут выбраться из рецессии. Некоторые из них находятся на грани финансового коллапса. Есть ли в этих условиях будущее у евро?

— Евро — это общеевропейское колоссальное достижение. Необходимо сохранить его и приложить все усилия для того, чтобы еврозона работала. В этом плане я оптимист. Пока ситуация не настолько критична. Все, что должно быть сделано для спасения еврозоны, делается. Так, Португалия в итоге все же приняла решение обратиться к ЕС за финансовой помощью (долгое время правительство Жозе Сократеша не хотело идти на этот шаг, поскольку одним из условий предоставления помощи Евросоюза было существенное урезание социальных расходов. — «Эксперт»). Посмотрите на поведение глобальных финансовых рынков — никакой негативной реакции на эту просьбу! В целом нынешняя ситуация в Португалии и в Ирландии вполне поддается контролю и управлению, как правительствами этих стран, так и на уровне ЕС. Данной группе государств, к которой относятся еще и Испания с Италией, придется придерживаться более жесткой дисциплины в том, что касается их финансовой политики и платежного баланса. Если они смогут это сделать, то все будет хорошо. И, повторюсь, я с оптимизмом смотрю в будущее.

От Амстердама до Токио

У вас уникальная карьера: помимо Европы и Украины вы работали в Восточной Азии, в частности возглавляли представительство ING в Японии. Каковы основные различия между банковскими секторами России, Японии и Европы?

— Если говорить о размерах банковского сектора, то японский в количественном отношении небольшой — где-то полторы сотни банков, притом что население Японии по численности примерно равно российскому. Он достаточно концентрирован — львиная доля банковского сектора Японии приходится на ряд мегабанков, которые все увеличиваются в размерах. Остальные — это небольшие префектурные банки. Долгое время такая структура работает успешно — существующие мегабанки фактически реализуют промышленную и экономическую политику японских властей. Фактически эта связка поддерживает развитие японской экономики, предоставляет ей средства на расширение.

Ситуация в России несколько похожа — тут тоже есть крупные банки, которые работают в тесной связке с государством (ВТБ, Газпромбанк). Однако экономическая политика в России не столь эффективна, как в Японии.

Что касается Европы, то там нет какой-то общей модели. Банковские сектора разных европейских стран серьезно отличаются друг от друга.

Можете ли вы сравнить бизнес-климат и уровень конкуренции в российском банковском секторе сейчас и в то время, когда ING Bank только пришел в страну?

— Конкуренция, конечно, выросла. Когда мы начинали работу в России 18 лет назад, тут было практически чистое поле. Сейчас в страну пришло значительное количество международных финансовых структур, да и российские банки стали работать в разы эффективнее. Посмотрите на тот же Сбербанк. У господина Грефа очень интересный стиль менеджмента. Но даже сейчас, при столь высокой конкуренции, сегмент, в котором мы работаем, достаточно обширен и в нем есть место для всех участников банковского рынка.

Каковы основные проблемы российского банковского сектора?

— Если законодательная база в отношении финансовых продуктов будет доработана, то в России станет больше возможностей реализовывать продукты, востребованные клиентами банков. Тут много что можно сделать — в плане СВОПов, хеджирования ценовых и валютных рисков. Если российское правительство хочет превратить Москву в один из финансовых центров мира, это одно из направлений для дальнейшей работы.

Кто является вашим основным конкурентом на российском банковском рынке — иностранные банки или российские?

— Все зависит от типа продукта и каждого конкретного клиента. Среди наших конкурентов есть как несколько крупных международных банков, так и большие российские государственные структуры. Впрочем, сейчас российские клиенты активно сотрудничают сразу с несколькими банками. C одной стороны, это снижение риска при работе с одним финансовым институтом, с другой — выгодные условия и процентные ставки по банковским продуктам.

Каков ваш прогноз относительно дальнейшего роста российской экономики? Как она пережила кризис?

— Кризис четко продемонстрировал, что российская экономика слишком сильно зависит от ресурсов — стали, угля, нефти и газа. Эти отрасли серьезно пострадали во время кризиса, и у российской экономики начались проблемы. Сейчас глобальная экономика восстанавливается, спрос на эти товары снова растет — и, соответственно, растут экономика и благосостояние России.

Тем не менее прошлогодний рост на 4 процента после снижения на 7,8 процента — довольно скромный результат. Для дальнейшего роста российской экономики темпами 7–8 процентов в год, о которых говорил президент Медведев, правительству необходимо провести ряд структурных реформ. Низкая производительность труда (по нашим оценкам, около 30 процентов от уровня США) может быть скорректирована путем привлечения в том числе и прямых иностранных инвестиций. Важно отметить, что Нидерланды являются чуть ли не одним из ведущих инвесторов в Россию. Согласно последним данным, общий объем инвестиций составил около 49 миллиардов долларов — около 15 процентов от общего объема голландских инвестиций за рубеж. Голландия осуществляет инвестиции в российское сельское хозяйство, информационные технологии, энергетику, туризм и сектор финансовых услуг.

Насколько вообще ценен российский рынок для ING? Каков его потенциал?

— Россия — чрезвычайно важный рынок для нас. Он большой и развивается весьма высокими темпами — пусть не такими высокими, как другие страны БРИК, но куда быстрее, чем в тех же европейских государствах. Именно комбинация размеров и темпов роста сделала его столь привлекательным. За 18 лет работы здесь мы приобрели огромный опыт и завоевали репутацию среди российских клиентов. Сейчас мы работаем в высшем сегменте рынка, нашими клиентами в России являются более 1200 компаний. Мы успешно пережили кризис — и наши клиенты тоже. В целом мы намерены продолжать расширять наше присутствие в России. Помимо крупнейших российских производителей и российских подразделений глобальных корпораций стратегическими клиентами INC  Bank в 2011–2013 годах должны стать ведущие компании новых секторов российской экономики.

Недавно вы открыли свое представительство в Санкт-Петербурге. Каковы его функции? Собираетесь ли вы открывать в дальнейшем представительства в других российских регионах — Екатеринбурге, Краснодаре?

— Представительство ING в Санкт-Петербурге занимается оказанием оперативной клиентской поддержки по вопросам валютного регулирования и текущим вопросам банковского обслуживания, а также обеспечением документооборота. Собственно говоря, мы открыли это представительство по просьбе наших санкт-петербургских клиентов. Если опыт окажется успешным, то мы всерьез задумаемся об открытии наших представительств в других городах России.        

У партнеров

    «Обзоры стран»
    №4 (51) 25 апреля 2011
    Королевство Нидерландов
    Содержание:
    Реклама