Архитектура Нижних земель

Общество
Москва, 17.06.2013
«Обзоры стран» №4 (64)
Современная архитектура Нидерландов — это нетривиальность, лаконизм и многообразие простых гармоничных форм. Однако в ней нет места так называемому wow-эффекту, во главе угла всегда функция

Фото: NL Agency

В Голландии государство, давая возможность молодым экспериментировать, оказывает значительное влияние на архитектуру, выступая в роли заказчика и инвестора. Именно эту область оно выбрало представителем страны за рубежом. В результате выросло целое поколение SuperDutch, уверенное, что архитектура — это не просто проектирование здания, но прежде всего создание масштабных концепций и публичная полемика.

Вокруг дамбы

Большая часть Голландии, 40% страны, лежит на равнине ниже уровня моря. Чтобы удерживать океан там, где ему надлежит быть, на земле, площадью едва ли превосходящей Московскую область, при помощи нешуточных средств и упорства возведены огромные плотины и дамбы. «И нет в мире более богатого, тщательно возделанного сада, чем эта сырая, изобилующая влагой маленькая страна, и нет более храброго, более героического народа, чем ее спокойное, с виду пассивное население», — еще в 1865 году восхищалась Нидерландами американская писательница Мэри Додж в популярной детской книге «Серебряные коньки». Польдеры, осушенные участки, на которых выросли города, — чисто голландское изобретение. Если прочие европейские поселения формировались у крепостей, то голландские возникали возле дамбы. Это государство вполне отдает себе отчет в том, что без инноваций оно просто перестанет существовать, а без постоянного снабжения электроэнергией окажется под водой. Плоский ландшафт и постоянная угроза затопления сформировали особую голландскую ментальность, сама жизнь научила их, создавших сложнейшую водную систему, предельной рациональности, замешанной на новаторстве и широте восприятия. Каждый проект голландские архитекторы рассматривают как часть большой системы, как итог взаимодействия городского планирования с экономикой, политикой, экологией. Современных проектировщиков отличает социальная ориентированность, и они максимально развернуты лицом к обществу.

Электростанция в Инсбруке. Un Studio 034_expert_99_1.jpg Фото: Christian Richters
Электростанция в Инсбруке. Un Studio
Фото: Christian Richters

Поколение SuperDutch

Концептуальный подход, подразумевающий плотный диалог с населением и со специалистами из смежных профессий, стал базой проектного метода во многом благодаря усилиям Рема Колхааса, в 1975 году основавшего ОМА (Office for the Metropolitan Architecture). Бюро стремится расширить области архитектурной активности, включая в профессиональный инструментарий социальные, экономические, культурные и политические дисциплины.

Уроженец Роттердама, лауреат Прицкеровской премии и теоретик деконструктивизма, профессор Гарварда, Колхаас начинал как журналист и сценарист. Автор зданий, каждое из которых — яркий пример новой архитектуры: Роттердамского художественного музея, посольства Нидерландов в Берлине, бутика Prada в Нью-Йорке, Дома музыки в Порту, Центральной библиотеки Сиэтла — занятия проектированием традиционно сопровождает открытыми дебатами и выпуском книг, что придает архитектурному проекту статус значимого культурного события. Перу Колхааса, самого пишущего из архитекторов-практиков, принадлежит одна из наиболее известных книг по архитектуре «Нью-Йорк вне себя», манифест Нью-Йорка, провозглашенный задним числом, в прошлом году вышедший и на русском языке. «На самом деле архитектура — это и судьбы, и обстоятельства, и мифология», — утверждает автор. О мировом признании и об авторитете голландца свидетельствует и факт его назначения куратором будущей 14-й Венецианской биеннале архитектуры, тему которой — «Основы» («Fundamentals») — он уже объявил.

Колхааса нередко называют летучим голландцем, ибо без него не обходится ни один авторитетный конкурс или крупный форум. В России он тоже человек не чужой и гость далеко не редкий: он преподавал в Институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», консультировал Эрмитаж в связи с реконструкцией Главного штаба в рамках проекта «Эрмитаж-2014. Мастерплан», является членом Международного попечительского комитета по созданию в Москве музея Дома Мельникова, совместно с бюро SANAA разработал ряд проектов для иннограда Сколково, а сейчас плотно занимается (совместно с российским бюро Form) обновлением пространства московской галереи «Гараж». Речь идет о реконструкции ресторана «Времена года» площадью 5400 квадратных метров в Парке Горького.

Академия шахмат. Ханты-Мансийск. Эрик ван Эгерат 034_expert_99_2.jpg
Академия шахмат. Ханты-Мансийск. Эрик ван Эгерат

Согласно проекту Колхааса двухэтажное здание 1960 года постройки будет дополнено мезонином и обнесено полупрозрачным двухслойным поликарбонатом, внутренние перегородки повесят на шарнирах, фасад же на 2,25 метра приподнимут от земли, освобождая, таким образом, место для панорамных окон, соединяющих природное окружение с внутренним пространством выставочного зала. Многие нынешние звезды так называемого постколхаасовского поколения начинали с практики именно в ОМА. К примеру, Вини Мас, один из основателей мастерской MVRDV, образованной в 1991 году и названной так по первым буквам инициалов компаньонов группы Вини Маса, Якоба ван Рейса, Натали де Врис. Концептуализм, бесспорно главное качество голландской архитектуры, находит отражение и в работах MVRDV. В 2000 году для выставки «Экспо» в Ганновере бюро спроектировало национальный павильон как образ страны — большой системы взаимосвязанных элементов, дополняющих и развивающих друг друга. Многоуровневое здание было сформировано из череды характерных нидерландских ландшафтов, созданных искусственно. На крышу взгромоздили ветряки, генерирующие электроэнергию, и устроили водоем, собирающий дождевую воду, циркулирующую по всему зданию, охлаждая помещения и орошая небольшой лесок, произрастающий тут же, этажом ниже, под лучами «высоковольтного» солнца. В павильоне имелась плантация фруктов, овощей и цветов, грот с традиционными домиками и магазинчиками. Среди прочих построек MVRDV — здания колл-центра Teletech в Дижоне, жилые комплексы «Селосия» и «Мирадор» в Мадриде, торговый центр Gyre в Токио, жилой дом WOZOCO в Амстердаме. Бюро ведет активные разработки и в сфере градостроительства. Участвуя в конкурсе на проект Большого Парижа, голландцы сделали акцент на энергонезависимость города путем создания больших парков, ветровых станций, уплотнение застройки индивидуальных домов и частичную их надстройку. В рамках развития жилого района Ипенбург в Гааге бюро предложило идею «архипелага», состоящего из насыпных прямоугольных островов, каждый из которых имел бы собственную планировочную структуру и типологию зданий, рассчитанных на людей с разным уровнем достатка. Проект концепции Новой Голландии в Петербурге, предложенный MVRDV, вошел в финал конкурса 2011 года. Голландцы предлагали замкнуть периметр острова, построив на открытом участке новое здание, а территорию наполнить так называемыми активаторами, временными модулями, способными взаимодействовать с историческим обликом острова и трансформировать его под различные мероприятия.

Переходя границы

В глобальном мире невозможно замыкаться в границах одной страны, поэтому Нидерланды живут в контексте международной системы отношений. Сегодняшние голландские дизайнеры и архитекторы уже не привязаны к территории и культуре, ибо архитектура стала интернациональной. Здания, выстроенные голландцами, изменили облик многих городов мира — от Лиссабона до Гонконга. Эрик ван Эгераат (бюро Erick van Egeraat Architects), родившийся в Амстердаме в 1956 году и окончивший Технический университет Делфта, выстроил более ста объектов в разных странах мира, но, пожалуй, особенно успешную карьеру сделал в России. Архитектор, по его собственному утверждению, практикует целостный подход к проектированию, осмысленно балансируя между финансовой стороной и качеством строительства.

Подобная гибкость дала свои результаты. Ни у одной западной звезды в портфолио нет такого числа реализованных у нас проектов, как у Эгераата, причем не только в столице, но и в регионах — Ханты-Мансийске (Шахматный клуб и бизнес-центр), Сургуте (ТРЦ «Вершина»). Эгераат участвует в конкурсе на проект здания Музея казачества в Волгограде, достраивает башню «Меркурий Сити Тауэр» и кампус Сбербанка в Истре. Но самым, пожалуй, обсуждаемым сегодня является проект (победитель международного закрытого конкурса, инициированного банком ВТБ) реконструкции стадиона «Динамо», совместно разработанный Мастерской Михаила Посохина и бюро Erick van Egeraat Architects. Проект, получивший название «ВТБ Арена Парк», должен быть реализован к 2017 году.

Сорок восемь водных вилл. Un Studio 034_expert_99_3.jpg Фото: Christian Richters
Сорок восемь водных вилл. Un Studio
Фото: Christian Richters

В 1984 году Эрик ван Эгераат был в числе основателей архитектурного бюро Mecanoo, ныне руководимого Франсиной Хубен, чей проектный метод строится на анализе и интуиции. В портфолио бюро, которое находится в Делфте, не один десяток градостроительных проектов, в том числе связанных с учебными учреждениями, а именно библиотека Технического университета Делфта, здание факультета экономики и менеджмента в Утрехте, научный парк в Амстердаме. Три года назад Mecanoo выиграло международный конкурс концепций мастер-плана загородного кампуса исследовательского технологического университета МИСиС, который должен быть построен в десяти километрах от Москвы. Хубен также участвовала в конкурсе на проект реконструкции полуострова ЗИЛ.

В числе зарубежных участников конкурса на проект решения новой сцены Театра оперы и балета им. П. И. Чайковского в Перми в 2010 году было знаменитое голландское бюро Neutelings Riedijk Аrchitects под руководством Виллема Нойтелингса, предложившее создать вокруг существующего театра озелененную платформу, в которую будут «вкопаны» новые помещения. В этом проекте нельзя не почувствовать отголоски национального почерка голландцев, испокон века вынужденных усовершенствовать плоские земли искусственными имплантами, проектировать объекты в виде зеленых откосов и холмов.

«Лето любви». Франкфурт 036_expert_99_1.jpg Фото: Christian Richters
«Лето любви». Франкфурт
Фото: Christian Richters

И наконец, UNStudio Architects — архитектурное бюро, созданное в 1988 году последователем идей Колхааса Сантьяго Калатравой, успевшим поработать у Захи Хадид, Беном ван Беркелем автором теории о «моделях проектирования», алгоритмах, по которым формируется здание, и Каролиной Бос — историком и теоретиком архитектуры. Учредители UNStudio внедряют альтернативные способы проектного мышления, благодаря которым находят оригинальные решения острейших проблем современности. О рабочем процессе и проектах они предпочитают говорить как о сети, ведь каждый проект внутри себя есть слаженно функционирующая сеть, состоящая из различных компонентов. UNStudio разрабатывало концепцию реконструкции ВДНХ и выиграло конкурс на строительство нового Театра балета Бориса Эйфмана в Санкт-Петербурге, доминанты будущего комплекса квартала «Набережная Европы». Здание, однако, будет невысоким, с плавными линиями, треугольные металлические панели облицовки фасада будут сочетаться с застеклением. Специалистов поразила умеренность и сдержанность силуэта здания, спроектированного архитекторами, за которыми числится не одна эффектная форма.

Самым известным проектом бюро, профессиональным прорывом, считается здание Музея Mercedes-Benz в Штутгарте. Сложная конструкция пространства, где отсутствуют этажи, образована двумя спиралевидными пандусами и чем-то напоминает пересекающиеся пружины.   

Бен ван Беркель, UNstudio:

Бен ван Беркель 036_expert_99_2.jpg Фото предоставлено UNStudio
Бен ван Беркель
Фото предоставлено UNStudio

— Чтобы вырастить собственную современную архитектуру в России, необходимо уделять большое внимание образованию молодых архитекторов, тому, кто им преподает. К студентам нужно относиться как к художникам, всячески стимулировать работу их мысли. Не нужно загонять эту мысль в рамки лишь изучения истории архитектуры и инженерной мысли. Архитектура связана с огромным количеством дисциплин, а с технологической стороны она должна оставаться инновационной. Технологии и культурные инновации могут идти вместе и быть объединены креативной мыслью архитектора. Покажется странным, но подобное стимулирование талантов свойственно далеко не всем университетам мира.

У партнеров

    Реклама