На миру и торг уместен

Москва, 04.10.2010
«D`» №18 (105)
Зачем биржа истероидному типу личности

Надо сказать, что истероид, который в силу стечения обстоятельств, происков злого рока и прохиндейки-судьбы не смог добраться до эстрады, кино или театральных подмостков, — глубоко несчастный человек. Ему просто необходимо обожание народных масс. Он пьет их внимание, купается в лучах славы, светится от возможности покрасоваться, явить гордый профиль, блеснуть талантищем (кто-то сомневается? В топку!).

Истероид не на месте — это страшная сила. Это магнит, притягивающий взоры. Это бриллиант, волею судеб оказавшийся в навозной куче и отчаянно бликующий — ну не может же быть, чтобы никто так и не заметил! Истероид-адмирал замучает всех смотрами (где ж ему еще покрасоваться!). Его проход по палубе можно смело вносить в каноны дефиле. Истероид-золотарь привлечет к процессу созерцания всех, кто не успел увернуться, — ах, какая сноровка, ну прямо Геракл и авгиевы конюшни, композиция в мраморе, запах, идентичный натуральному! Истероидную уборщицу будет просто невозможно не заметить: ее титанический труд и грациозные взмахи шваброй увидят все. А особо невнимательные — три раза, для закрепления в долгосрочной памяти. Истероидный шахид… стоп-стоп-стоп. Нет в природе истероидных шахидов. Все же себя он любит больше, чем Аллаха, представлять себя в фрагментах на фоне пейзажа — эпатажно, но неэстетично, да и главный зритель будет отсутствовать.

Эгоцентризм в случае истероида — второй главный признак, уступает по силе, пожалуй, только демонстративности. Побоку Коперник с его гелиоцентрической системой мироустройства и ортодоксальная средневековая церковь с их геоцентрической догмой: настоящий центр вселенной — это я! Бурные аплодисменты, переходящие в овации, всенародное ликование и местами спонтанный оргазм. Это, кстати, одна из причин, по которой вряд ли стоит ожидать от истероида настоящих, логически завершенных суицидов. А сами попытки очень даже возможны. Тут не полюбили, там не оценили — нате, получите! Но с двумя условиями: наличие зрителей и спасателей. Посему красивые предсмертные записки (Шекспир бы удавился от зависти), оставленные в нужное время в нужном месте, и обязательная возможность проявить героизм, вытягивая страдальца из петли или промывая ему желудок (целебная клизма не в счет). Опять же, последняя ванна и предсмертный макияж (спасающий должен оценить).

Истероид, выпивающий в компании, хмелеет раньше, заметнее и чуднее всех остальных, даже если это был наперсток коньяка. А иначе зачем было пить? Если это будет не алкоголь, а запрещенная травка, грибочки или марочки, то будьте уверены: от описания прихода возрыдает сам Кастанеда.

  Фото: flickr.com
Фото: flickr.com

Внушаемость и гипнабельность, в отличие от невротика-истерика, человек с истероидным характером проявляет строго там, где это нужно и выгодно ему самому. Во всех же прочих случаях будет стараться явить континентальную незыблемость — дескать, и тут я не как все!

Свою половинку ищет придирчиво. С ней же ему еще в народ выходить, так что все должно быть комильфо. Оптимум — зеркальная спальня. В идеале — восторженные соседи-вуайеристы за каждой из стен, с криками «Браво!», томными взглядами во дворе и на лестничной клетке. Ну и, естественно, со стороны половинки — бурные продолжительные оргазмы с криками «О да!!! Божественно!!!». Будучи убежден в своей эксклюзивности, неотразимости и харизме массового поражения, пребывает в уверенности, что его выбор — это, конечно, вершина вкуса и подарок благоволящей фортуны, но при необходимости он найдет себе еще краше, ибо все вокруг только и ждут удобного случая, чтобы пасть к его ногам. Поэтому, будучи покинутым своим измученным тяжкой необходимостью перманентного обожания партнером, впадает в состояние тяжкого когнитивного диссонанса: «Превосходного меня посмели бросить? И кто?!» Далее обычно следуют сцены театрального суицида, телефонных звонков с драматическими тирадами — все, чтобы вернуть. И бросить. Но уже самому.

Если истероид — ваш начальник, помните: лесть — не порок, а суровая необходимость. Восхищаться, аплодировать и держать фото в рамочке на столе. Если же подчиненный — постоянно давайте ему шанс блеснуть на людях, организовать что-нибудь эдакое, хвалите — и он свернет для вас горы. Только не оставляйте его в одиночестве и без внимания: зачахнет.

Истероид-трейдер — явление, прямо скажем, нечастое. Зрителей, знаете ли, маловато. А тут такие таланты пропадают. Но уж если аудитория найдена, готовьтесь к ежедневному шоу. Вы ощутите весь драматизм конъюнктуры рынка. Если «быки» — то минотавры. Если «медведи» — то гризли-людоеды. Если поворот тренда — то эпохальный, судьбоносный и почти апокалиптический. Вы удивитесь, что никогда ранее не замечали, с каким накалом страстей происходит процесс купли-продажи на фондовых биржах — и как это никому до сих пор не пришло в голову написать картину «Падший рубль» или пьесу «Финансовая трагедия» в трех актах (в финале умерли все). И еще. Будучи трейдером, истероид очень внушаем, поэтому легко поддается как всеобщей панике, так и всеобщему оптимизму, и скорее является ведомым, нежели создающим тенденцию или ее предвидящим.

У партнеров

    «D`»
    №18 (105) 4 октября 2010
    Эффект плацебо
    Содержание:
    Портфель «Д-штрих»: «лонг» по вдохновению

    С начала 2010 года журнал D' давал советы по покупке тех или иных бумаг. Теперь мы решили проследить за дальнейшей судьбой своих рекомендаций. Первые результаты обнадеживают

    Реклама