Автор

корреспондент отдела "Репортаж" журнала "Русский репортер"


Подъем-переворот

из личного архива Антона Кучумова

Как физические навыки превращаются в навык счастья

Сепар и молод

Представители непризнанных государств понаехали в Москву

Фото: Joao Pina

Свидетельства без обвинения

Танцы в тюрьме, палестинская йога и «полеты смерти» глазами современных фотографов

Фото: архив журнала «Русский Репортер»
Фото: Сергей Максимишин

Человек без айфона

«РР» публикует самые эстетские работы известного фотожурналиста Сергея Максимишина

Фото: Татьяны Плотниковой

«Я, как и все, схватил коктейль Молотова и побежал на площадь»

Весть о начале стрельбы на Майдане год назад застала специального корреспондента «Русского репортера» Юлию Вишневецкую во Львове – городе, где за революцию были практически все. В Киев никого не пускали, на дорогах стояли блок-посты, но ей удалось прорваться туда через пол-Украины на машине «скорой помощи». Она видела убитых и разговаривала с живыми, пытаясь понять, почему мирные люди шли под пули с камнями и коктейлями Молотова и чем готовы оправдать кровопролитие в XXI веке

Фото: Don Emmert/AFP/East News

Перезагрузка Пятой республики

Почему после атаки исламистов в Париже Европа больше никогда не будет прежней

Перезагрузка Пятой республики

Фраза «Je suis Charlie» («Я — Шарли») для Старого Cвета становится лозунгом десятилетия. После теракта 7 января, когда в редакции сатирического еженедельника Charlie Hebdo были убиты 12 человек, во Франции прошел многомиллионный марш единства французов и началась ожесточенная дискуссия о том, что важнее — свобода самовыражения или традиционные ценности. Волну протеста против воинствующего исламизма оседлали действующие политики, но уже сейчас очевидно, что Европу ждет полномасштабная ценностная перезагрузка. Наш корреспондент побывала в Париже и попыталась понять, что творится в головах рядовых французов

Фото: Александр Целик/ РИА Новости

Геном русской души

"Всё смешалось в доме Облонских. Жена узнала, что муж был в связи с бывшею в их доме француженкою-гувернанткой, и объявила мужу, что не может жить с ним в одном доме...", — да, все смешалось, как в доме Облонских, так и в нашей жизни. Но исследование "Русского репортера" — "100 книг, по которым россияне отличают своих от чужих", само по себе почти такое же вечное, как и роман Толстого, позволит нам расставить все по своим местам

Фото: Олег Рашидов

Большой дед следит за тобой

В редакции «РР» состоялся первый в российской истории круглый стол Дедов Морозов и Снегурочек

Вы рисуйте, вам зачтется

За что современный украинский художник может получить в морду

Фото: Юлия Вишневецкая

В спасении отказать

Почему Россия перестала принимать сирийских беженцев

Фото: РИА Новости

Драку заказывали?

С кем будут воевать российские частные армии

Фото: из личного архива Удо Ульфкотте
Фото: Юлия Вишневецкая

1914–1918. Война войной

Поток сознания мертвых участников Первой мировой и живых корреспондентов «РР», сто лет спустя проехавших вдоль западного фронта на велосипедах

Фото: Влад Моисеев
Фото: Максим Дондюк для «РР»

Звуки «мы»

Активисты Майдана: как изменить страну за четыре дня

Фото: Maja Hitij/picture-alliance/dpa/AP

Непрозрачные выборы

Почему в Германии на избирательных участках нет наблюдателей

Фото: AP

Непрозрачные выборы

Почему в Германии на избирательных участках нет наблюдателей

Фото: Юлия Вишневецкая

Как стать страной

Почему жители Боснии любят Александра Блока и ненавидят друг друга

Фото: Юлия Вишневецкая
Фото: Юлия Вишневецкая
Фото: Юлия Вишневецкая

Измена родины

Кто, как и почему бежит из Северной Кореи в Южную

Фото: Юлия Вишневецкая

Жила-была одна баба

История чеченской девушки, у которой не получилось умереть

Иллюстрация: РИА Новости
Фото: Кирилл Лагутко для «РР»
Фото: Юлия Вишневецкая

Священный лес

Как корреспондент «РР» вместе с российскими лингвистами изучал язык акебу в тоголезской деревне