Конец эпохи Ельцина

Вчера
«Эксперт» №1-2 (214) 17 января 2000

Утративший работоспособность, патологически привязанный к власти, подчиняющийся сомнительным нашептываниям - что там еще про него принято было говорить? - Борис Ельцин и напоследок, будучи уже тенью прежнего себя, вопреки мириадам прогнозов сделал то, что хотел: он практически обеспечил избрание вторым президентом России того самого человека, на которого несколько месяцев назад нам указал.

Пресловутая преемственность власти, о которой кремлевская администрация больше года говорила с таким придыханием, с каким при малолетних детишках говорят о Деде Морозе, оказалась до изумления реальной. Калякать о скором конце эпохи Ельцина было так сладко, убежденность в том, что "дедушка" беспомощно досиживает на троне последние месяцы и от него решительно ничего не зависит, была так упоительна, предвкушение момента, когда гневный преемник начнет каленым железом выжигать самую память о нем, так грело душу, что бессчетные ельцинские враги дружно проворонили момент, когда эти радости на глазах стали рассыпаться.

В сущности, уже с октября в надежде на невыход Путина в президенты другие кандидаты должны были рассчитывать не на себя, а на Ельцина: авось он взбрыкнет и закатит еще одну "сильную рокировочку". За полсуток до Нового года и эта надежда лопнула, а создать надежду своими силами другие давно неспособны из-за своей необратимой поношенности.

Вот и получилось, что в том единственном смысле, в котором нашу разномастную оппозицию интересовал конец ельцинской эпохи, этот конец так и не наступил: и Ельцина нет, а им опять не светит порулить у кормушки. Но Бог с ней, с этой самой оппозицией. Среди множества новостей, которые нам теперь предстоит осознавать, имеется и такая - на мой вкус, скорее приятная: российской политики оппозиция и ее лидеры больше не делают. Нет больше таких федеральных политиков, как Примаков, Лужков, Явлинский, Зюганов и прочие. Они, конечно, будут играть свои роли - кто в Думе, кто в Совете федерации, но роли это будут какие-то не главные. Есть даже предположения, что деятельность недавних первых любовников и благородных отцов сведется к репликам типа "Чего изволите?" и "Как прикажете!" - но об этих деталях мы поговорим позже.

Пока же констатируем: эпоха, заметными политическими фигурами которой были все эти люди, кончилась вместе с инвеститурой первого президента России. Видимость каких-то перспектив для них всех создавало пребывание на главном посту в стране ненавидимого большинством из них Ельцина. Он ушел - и их политическое существование утратило последний смысл. Потому что смысл-то был простой: поносить президента в надежде занять его место. Но место Ельцина ушло вместе с ним. Путин будет занимать уже совсем другое место, на которое изможденным бойцам прошлого царствования и претендовать будет смешно.

И называться прошедшее десятилетие будет эпохой Ельцина не в модном сейчас укоризненном смысле (с коннотацией типа "смутное время") и не в хвалебном (мол, "золотой век"), а в самом простом: естественно обозначить исторический период по имени