Соль квартета

Культура
«Эксперт» №3 (216) 24 января 2000
Квартет имени Бородина справил 55-летие со дня основания и 75-летие своего виолончелиста и духовного наставника - Валентина Берлинского

Квартет имени А. П. Бородина давно уже занесен в Книгу рекордов Гиннесса как старейший российский камерный коллектив. Чтобы понять значение квартета для нашей культуры, достаточно вспомнить, что для него писали лучшие отечественные композиторы, среди которых Прокофьев, Шостакович, Вайнберг, Денисов, Шнитке. Не случайно квартет сотрудничал с такими легендарными музыкантами, как Игумнов и Нейгауз, Гольденвейзер и Юдина, Ойстрах и Оборин.

В честь двойного юбилея в Большом зале Московской консерватории прошел фестиваль, в котором на сцену вместе с квартетистами выходили Юрий Башмет, Виктор Третьяков, Маквала Касрашвили и Элисо Вирсаладзе.

Валентин Берлинский ответил на вопросы журнала "Эксперт".

- Валентин Александрович, за пятьдесят пять лет существования Квартета имени Бородина в своих интервью вы не раз говорили о творчестве и ни разу - о коммерческой стороне вашей деятельности. Если не секрет, сколько стоит один ваш концерт?

- Вообще это коммерческая тайна, но у меня нет повода особо скрывать эти цифры. В отличие от солистов наши гонорары невысоки. Если Ростропович за один концерт в среднем получает пятьдесят тысяч долларов, то самые высокие квартетные гонорары - пятнадцать-шестнадцать тысяч за выступление. Вообще же шкала цен на концерты элитных квартетов - от шести до шестнадцати тысяч долларов. Возможно, квартеты получают гораздо меньше, чем солисты, еще и потому, что на нас приходится больше тратить: четыре номера в гостинице, пять мест в самолете (пятое - для виолончели)...

- С каким импресарио вы работаете?

- У нас есть генеральный менеджер в Лондоне Ван Уолсум. Он вице-президент Международной ассоциации импресарио. Его контора высоко котируется. Уолсум один у нас на весь мир. В каждой стране есть свои импресарио, с которыми он договаривается. С Уолсумом мы сотрудничаем вот уже больше десяти лет. До этого, как и у всех в СССР, нашим "импресарио" был Госконцерт.

- Насколько отличались финансовые условия Госконцерта от вашего сегодняшнего положения?

- В советские времена нас просто грабили. Достаточно лишь сказать, что, уже имея громкое имя, за выступление за рубежом мы получали по сто долларов, в то время как государство имело десять тысяч долларов. Сейчас я вспоминаю о тех временах как о кошмарном трагикомическом сне, и не только поэтому.

На ту зарплату, которую мы получали, здесь невозможно было содержать семью. И мы вынуждены были спекулировать - извините, я называю вещи своими именами. Мы покупали за границей какие-нибудь болоньевые плащи, платочки, которые здесь продавали. Если удавалось провезти аудиотехнику - это считалось очень солидно.

Госконцерт оплачивал нам производственный багаж - ноты, инструменты, пульты, фраки, ботинки и так далее. Сколько по весу ты вывез из Москвы, столько должен привезти обратно - не больше и не меньше. Так вот, мы брали с собой килограммов двадцать поваренной соли. А после прохода таможни из зала ожидания мы прямиком отправлялись в туалет, где эту соль высыпали в унитаз. Однажды я положил в чемодан две де