West man на rendez-vous с русским человеком

Общество
«Эксперт» №5 (218) 7 февраля 2000
Возвращение России в Европу как оправдание утопии

Европейский завтрак - метафора единой Европы, глобализации, конца истории и заката идеологии. Весь пресловутый west man (западный человек), целиком, без изъятий, - это человек, сидящий ранним утром в маленьком ресторане в маленькой гостинице, уплетающий мюсли, наливающий сливки в кофе, косящий одним глазом в мировую газету, а другим таращащийся на вновь вошедшего, которого надо непременно с максимальной доброжелательностью поприветствовать на языке страны пребывания. Местом действия для удобства можно избрать, например, Мюнхен, завтракающего west man`а наделить французским гражданством, а входящего в ресторанчик заспанного вновь прибывшего назвать русским.

Все чаще west man встречается в своей утренней доброжелательности с хмурым русским человеком за европейским завтраком...

Из такого вот ресторанчика я увел на память не менее метафорическую, чем среднестатистический west man, салфетку. Изображение, размещенное на стандартном куске салфеточной бумаги, можно было бы счесть торжеством соцреализма, если бы не слишком глубокий смысл, зашифрованный в нем. В соответствии с законами перспективы на первом плане изображена газета, сложенная вчетверо и повернутая так, чтобы было видно начало логотипа (угадывается "Tages..." - верстка первой полосы, кстати, неплохая). Чуть дальше - яйцо, варенье, кренделя и фрукты (банан и яблоко). Портят капиталистическую метафору забредшие невесть откуда в сознание художника социалистические колоски и встающее во весь рост солнце. Сверху аккуратным почерком отличника-тинэйджера написано "Guten Morgen"...

"Гутен морген!" - рокочет, оторвавшись от "Зюддойче Цайтунг", француз, с вызовом глядя на меня поверх дорогих очков. Он требует ответной любезности. Вяло имитируя доброжелательность, я здороваюсь с ним по-английски, насыпаю в мисочку мюсли и заливаю их молоком... Rendez-vous состоялось.

Конец конца истории

Находясь в унифицированной современной Европе, и в самом деле можно поверить в конец идеологии, ошибочно констатированный Дэниелом Беллом сорок лет назад, и в не менее ошибочно диагностированный десять лет назад Фрэнсисом Фукуямой конец истории. Новая историческая общность - западный человек, west man, проходивший, как хозяин, по всему миру со своим европейским завтраком, либерально-консервативными убеждениями и нетерпимостью к курению, не смог всерьез расширить ареал собственного обитания до такой степени, чтобы все остальные подвиды человека вымерли. Фукуяма исправился и недавно в "Атлантик Мансли" опубликовал здоровенную статью о "Большой Ломке" (Great Disruption), которой подвергается сознание человека в эпоху глобализации.

Хотя west man и шагает по планете, ломка идеологии, истории, сознания продолжается. И русский человек, все-таки отправившись на свидание с человеком западным, продолжает в высокой степени зависеть от внешних обстоятельств, от того, что происходит в его стране, кто ею правит и как правит. Чтобы русский человек стал гражданином мира и/или западным человеком, west man`ом должен стать руководитель (р