Совсем другая Хорватия

Политика
«Эксперт» №6 (219) 14 февраля 2000
Загреб хочет забыть Франьо Туджмана

"Я буду совсем другим, непохожим на Туджмана, - заявил сразу же после выборов новый президент Хорватии 65-летний Стипе Месич, набравший во втором туре 7 февраля 56% голосов избирателей. - Там, где он был автократом, я буду демократом, где он был националистом, я буду европейцем".

Глава Адриатической Республики (так хорваты любят называть свою страну), колоритный бородатый мужчина, получил мандат на пять лет и теперь стоит перед необходимостью выполнять свои очень смелые обещания. Среди них - сильное урезание президентских полномочий, повышение роли парламента, вступление в Евросоюз и НАТО, искоренение коррупции и организованной преступности.

Лидер не очень влиятельной Хорватской народной партии ("Народняки") Стипе Месич просит называть его "просто демократом" или, в крайнем случае, "президентом всех граждан Хорватии" (в отличие от Туджмана, именовавшего себя президентом всех хорватов). В 1994 году в знак несогласия с политикой Туджмана в отношении Боснии и Герцеговины Месич вышел из состава правящей партии ХДС (Хорватское демократическое содружество) и ушел с поста премьер-министра. До этого Месич успел побывать и на должности председателя Сабора - парламента Хорватии.

И это было далеко не первое проявление политической твердости Месича. В социалистической Югославии нынешний президент был депутатом республиканского парламента. Но после бурных событий "хорватской весны" 1971 года, вызвавших ярость и жесткие контрмеры Иосипа Броз Тито против сепаратизма, Стипе Месич два года провел в тюремных застенках. Самый пожилой из всех участников завершившейся президентской гонки, Месич хорошо помнит годы второй мировой войны и оккупации, а также освобождение своей семьи Красной Армией. Он утверждает, что неплохо говорит по-русски. Что, учитывая западные приоритеты президента, вряд ли пригодится ему в ближайшем будущем. Впрочем, МИД России, отметив глубокие демократические перемены в хорватском обществе, уже выразил надежду на расширение двусторонней Декларации о дружеских отношениях и сотрудничестве, подписанной в Москве в декабре 1998 года президентами Борисом Ельциным и Франьо Туджманом.

До сих пор Хорватия имела в Европе репутацию второго после Сербии "балканского страшилища". Авторитарные режимы Туджмана и Милошевича, сошедшиеся в кровавой схватке вокруг Сербской Краины в середине 90-х, были с большим трудом разведены международными силами. Сегодня же местные станции радио и телевидения не успевают передавать сообщения о восторженных комментариях из столиц Европы и Америки. Они начались уже после первого тура выборов 24 января и усилились после известия о том, что правительство страны возглавил лидер социал-демократической партии Ивица Рачан. Премьер уже пообещал деполитизировать и урезать полномочия силовых структур, выразил готовность решить вопрос о возвращении в Хорватию бежавших из страны сербов и сотрудничать с Международным военным трибуналом.

Уже после первого тура выборов официальный представитель Госдепа США Джеймс Рубин заявил, что Хорватия мо