Ворующие по закону

Тема недели
Повальную коррупцию в России может победить либо полицейский режим, либо планомерное исправление законов. Пора выбирать

Диагноз

Как не было в России рыночной экономики, так ее и нет. Девяностые годы не стали революционными в смысле смены общественно-экономической формации. Так ли уж велика разница между "плановым" чиновластием до 1991 года и "рыночным" чиновластием - после? Распределительный характер производственных отношений не исчез, он лишь поменял форму. Чиновничья братия, с облегчением сбросив бремя руководства своих же сородичей из партийных структур, принялась размножаться и простирать руки свои во все дела человеческие. И замечательно преуспела.

Не сразу и вспомнишь, в каких нишах экономики у нас по-настоящему рыночные отношения и не зависящая от чиновников конкуренция. Успешность, а нередко и само существование подавляющего большинства титульно частных компаний целиком зависит от доброй воли чиновников - распределяющих "заказы", определяющих "тарифы", дарующих и отнимающих "льготы". Предприниматели, не вынужденные включать несытую сволочь (выражение Петра Великого) в свои бизнес-схемы, остаются на Руси дивным исключением.

Экономические следствия этого очевидны. На уровне отдельной фирмы включение в бизнес чиновника приводит к повышению, вежливо говоря, трансакционных издержек, неизбежному принятию стратегически неосмысленных решений и к неустойчивости бизнеса. Конкурентоспособность бизнеса - в лучшем случае под вопросом. На уровне отраслей или всей экономики бешеная чиновничья активность означает постоянное перераспределение разнообразных ресурсов от лидеров к аутсайдерам, то есть катастрофическое снижение эффективности целого. О конкурентоспособности здесь смешно и говорить.

Социальные следствия ничуть не лучше. Отношение к государству как к злой грабительской силе стало повальным. Тезис "сколько ни воруй у государства, все равно своего не вернешь" никому не кажется гиперболой. Надеяться на то, что, запустив серию сколь угодно громких показательных процессов, можно переломить общественное мнение, значит самым грустным образом заблуждаться. Доверия так не внушить.

Работает самовоспроизводящаяся махина: государство считает необходимым, чтобы его чиновники "рулили" тем и сем, пятым и десятым; поэтому чиновников разводится все больше; бюджет пуст, поэтому им платят гроши - и они все более активно занимаются самообеспечением; этот процесс надо вводить в какие-то рамки, поэтому приходится увеличивать количество чиновников... Ничего нового здесь нет - и мы, привычно вздыхая, говорим о коррупции. Диагноз этот, впрочем, следовало бы уточнить. "Коррупция" по-латыни - "порча"; между тем вмешательство чиновника в распределение всевозможных активов бывает вредоносно и тогда, когда именно этот чиновник ничуть не испорчен и лично честен. На наш взгляд, вернее было бы говорить о государственном рэкете. Это даже не метафора: обычный рэкет - это насильственное встраивание бандита в бизнес, государственный - насильственное встраивание в бизнес чиновника.

Но, в конце концов, не в терминах дело. Коррупция - так коррупция. Что с ней делать будем?

Лечение - рецепт публикуется