Повторение пройденного

Культура
Москва, 28.02.2000
«Эксперт» №8 (221)
Берлинский кинофестиваль переехал из барака в тупик

Потсдамер Плац в центре Берлина была во времена Стены огромным разделенным надвое пустырем. После объединения застраивать ее пригласили целую бригаду мировых архитектурных светил. Все ожидали чуда, дворцов и небоскребов. А получилась не выходящая за рамки приличий демонстрация буржуазного благополучия. После сорока девяти лет в скучных бетонных коробках в центре Западного Берлина фестиваль перенесли в мраморные чертоги на Потсдамер Плац. И Пятидесятый Берлинале стал как сама площадь. Вместо художественного чуда получили промышленное качество.

Из всех кинофестивалей класса "А" Берлинский традиционно считается самым интеллектуальным. Его не очень жалуют звезды, зато он определяет кинематографическую моду сезона. Судя по всему, в этом году в моде амурные страсти, семейные драмы и слезы умиления. В знаменитостях недостатка не было. Зато был недостаток в сюрпризах.

Фильмы

Как и в прошлом году (тогда выиграла картина Теренса Малика "Тонкая красная линия"), "Золотого Медведя", главный приз фестиваля, получил шедевр из Голливуда - фильм 29-летнего режиссера Пола Томаса Андерсона "Магнолия". Гораздо больше фильму подошло бы название "Преступление и наказание" или, на худой конец, "Отцы и дети". Поставлена картина с библейским размахом. Мир "Магнолии" покоится на трех китах. Один из них - пророк, мальчишка-рэппер, двое других - ангелы господни, полицейский и санитар. Они спасают грешное человечество от напасти нечистой совести. Грехов накопилось много, грешили отцы, расплачиваться - детям. Отцы помирают от рака и жаждут примирения с детьми. А обиженное отцами молодое поколение наркоманов и неудачников грехи отпускать не хочет. Собранный из эпизодов фильм с девятью (!) главными героями своим симметричным построением поразительно напоминает классические работы патриарха американского кино Роберта Олтмана. Но если у Олтмана хаос как бы подсмотренных жизней выстраивается в кинематографическую гармонию, то у Андерсона искусственность сюжетов приводит к хаосу на экране. Несостоятельность Андерсона как сценариста несколько компенсируется его режиссерским мастерством, но награду-то присудили не за режиссуру, а за весь фильм.

За режиссуру наградили Милоша Формана (фильм "Человек с Луны"), который три года назад здесь же получил главный приз за "Ларри Флинта". Форман остался верен себе и снял очередную нравоучительную сказку из жизни закатившихся звезд шоу-бизнеса. На этот раз его героем стал знаменитый в 70-е годы телевизионный комик Энди Кауфман. Фильм начинается с конца. "Все, что мне не понравилось, я вырезал!" - заявляет в первую же секунду Энди Кауфман (Джим Кэрри), за этой декларацией сразу же следуют титры. Шутка вполне в духе настоящего Кауфмана, который во время своих шоу любил передавать в эфир помехи и заставлял ничего не подозревающих зрителей, пару миллионов человек зараз, с остервенением колотить по телевизору. Настоящий Кауфман снискал самую искреннюю ненависть всей Америки. Он то учил провинциалов с Юга пользоваться туалетной бумагой, то выплескивал

У партнеров

    «Эксперт»
    №8 (221) 28 февраля 2000
    Экономическое законодательство
    Содержание:
    Лучше закопать

    Принятие Земельного кодекса не позволит создать в России полноценный рынок недвижимости

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама