Рыбпром спускает пиратский флаг

Рынки
Москва, 27.03.2000
«Эксперт» №12 (225)
Руководитель Госкомрыболовства Юрий Синельник делится с "Экспертом" соображениями о том, как он собирается распоряжаться непростым наследством, доставшимся от предшественников

Рыбная отрасль как будто специально создана для того, чтобы обманывать государство. Попытки навести в ней порядок предпринимаются уже не одно столетие - еще в 1704 году указом Петра I было запрещено употребление самоловов, "кои состоят из протянутой поперек реки веревки с навешенными крючьями так, что редкая рыба пройдет не зацепившись". В царской России неоднократно принимались документы, ограничивающие нелегальное применение рыболовных сетей, но тоже без особого успеха. В советскую эпоху (к слову, СССР был второй в мире рыбной державой, экспортируя в лучшие времена на 4,5 млрд долларов морепродуктов) браконьерство было поставлено уже на промышленную основу. Особенно страдали популяции осетра в дельте Волги и лососевые на Сахалине. Черный рынок, нелегальный экспорт и подпольное производство рыбных деликатесов были налажены уже тогда, хотя, конечно, расцвет рыбного криминала приходится на последнее десятилетие.

В отличие от других экспорториентированных сырьевых отраслей рыбпром обладает одним важным "преимуществом" - зачастую выловленной рыбе совершенно необязательно пересекать границу. Попробуйте отследить, сколько рыбы наловило судно за многие мили от российского берега, кому и по какой цене прямо в море ее сгрузило. Естественно, что с отменой государственной монополии на внешнеэкономическую деятельность и с учетом царившей до последнего времени бесконтрольности в вылове и реализации морепродуктов отрасль оказалась буквально "золотым дном" для теневиков. Например, японцы каждый год получают нелегально выловленного краба из России на сумму свыше 300 млн долларов. По оценкам экспертов МВД, только от незаконного вылова и неучтенного сбыта ценных пород рыб и морепродуктов ежегодные потери бюджета составляют порядка 3-5 млрд долларов. Помимо обычного браконьерства, вполне привлекательным бизнесом является и торговля квотами на вылов рыбы. Сначала квота получается под списанное или затонувшее судно, потом перепродается.

Еще один источник обогащения на ниве рыбпрома - сами суда, являющиеся вполне ликвидным активом. В настоящее время в государственной собственности осталось всего 4,5% добывающего флота. Авторов приватизации часто ругают, что предприятия уходили почти задаром. Но одно дело, когда говорят об ушедшем за бесценок станкостроительном заводе - попробуй продай этот неликвид. Другое дело, когда за копейки покупаются целые флотилии. Например, Находкинская база активного морского рыболовства была продана за 1 млн долларов, при том что только суда стоили порядка 300 млн. Аферам с доставшимися задаром судами несть числа. Наиболее громкая связана с крупнейшими рефрижераторными компаниями -"Востоктрансфлот", "Югтрансфлот", "Калининградрефтрансфлот", и "Севрыбхолодфлот", которые в период 1991-1995 годов передали большинство своих судов в пул, управляемый американской фирмой Trans Ocean Express (подробнее см. "Эксперт", N34 за 1996 год). Фирма была учреждена эмигрантами из России Даниэлем и Леонардом Лев (последний, кстати, проходил по уголовному про

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (225) 27 марта 2000
    Теневая экономика
    Содержание:
    Обзор почты
    Реклама