Путин и средний класс

Тема недели
«Эксперт» №13 (226) 3 апреля 2000
Главная задача нового президента - структуризация российского общества. Основной союзник Владимира Путина в решении этой задачи - зарождающийся средний класс

Итак, у нас новый президент. Владимир Владимирович Путин. Бывший разведчик, бывший председатель ФСБ, наследник Ельцина. Путин победил в первом туре, не оставив никаких шансов всем прочим, даже самым раскрученным и капиталоемким кандидатам в президенты. Однако если мы хотим быть абсолютно честны с Владимиром Путиным, то должны сказать, что победа его не была убедительной. Она могла быть оглушительной, как оглушительной была победа "Единства" и Союза правых сил на думских выборах, которую, впрочем, отождествляли с самим Путиным. Он имел шанс победить как лидер нации, а победил всего лишь в соответствии с поговоркой "на безрыбье и рак рыба". И скука, и безразличие, которые сопровождали всю президентскую кампанию, были следствием не отсутствия реальной альтернативы Владимиру Путину, а отсутствия в его собственных речах тех мыслей о судьбе нашей Родины, которые хотелось бы публично обсуждать. Путин взошел на престол молча, со своей фирменной таинственной улыбкой на устах.

В отсутствие системы координат

Сегодня все бросились обсуждать, будет ли Владимир Путин менять состав администрации президента, чтобы разорвать ассоциации между собой и пресловутой "Семьей", будет ли его кабинет политическим или чисто технократическим, будет ли Путин выстраивать под себя губернаторов и как они отреагируют на это, и т. д. и т. п. Все перечисленные шаги, если они и будут предприняты, ни на йоту не приблизят президента к истинному лидерству, если они не будут совершены ради каких-то по-настоящему общественно значимых целей. Цель предыдущего президента, Бориса Ельцина, была очевидной: поставить непреодолимые барьеры на пути к возврату в коммунистическое прошлое. И он сделал это. Цель, стоящая перед новым президентом, довольно ясна. Путин, президент уже новой России, должен структурировать новое общество, выявить его энергетический центр или центры, объяснить, что хорошо в этом обществе, а что плохо, создать механизм его самовоспроизводства и развития.

Актуальность задачи выстраивания правильной системы координат продемонстрирована всей историей чеченской кампании. Ведь что говорили о Чечне до того момента, как Путин объявил о начале антитеррористической операции? Говорили, что там, на наших южных рубежах, конечно, что-то не слишком спокойно. Но ввязываться второй раз в разборки с этими чеченцами нам, конечно, не следует. Во-первых, потому, что у нас недееспособная армия, во-вторых, потому, что негоже демократической стране навязывать другому народу свою волю. Даже когда прогремели взрывы в Москве, обсуждалось, как получше защититься, как организовать круглосуточные патрули, как создать непроходимый кордон для этих самых террористов. Путин сказал: все не так. Чечня - часть России. Мы отвечаем за нее и не можем допустить, чтобы часть России находилась во власти незаконных формирований. Наша армия в состоянии справиться с бандитами.

По большому счету, он просто все расставил на свои места. И получил взамен бешеный рост своей популярности, колоссальную поддержку в армии - 81