Первая попытка - второй президент

Тема недели
«Эксперт» №13 (226) 3 апреля 2000
Левые при своих, правые в растерянности

Сторонники Владимира Путина слегка разочарованы его недостаточно, на их взгляд, убедительным результатом 26 марта, и зря. Сравнения с Борисом Ельциным образца 1991 года некорректны. Напомним, что тогда первый президент России набрал в первом же туре 57,3% голосов (у Путина нынче 52,77%), при этом эксперты утверждают, что его реальный результат был еще выше: противостоявшая Ельцину государственная машина во главе с КПСС украла у него до 15% победы. Но этот триумф состоялся в другую историческую эпоху: другим было все, и в первую очередь - избиратели, одержимые желанием перемен и плохо представлявшие, что эти перемены принесут.

И от дедушки ушел, и от бабушки ушел

За прошедшие годы электорат успел структурироваться, причем, как показали выборы, весьма жестко, и это был главный фактор, работавший против Путина. И то, что он сумел с первой попытки взять почти столько же голосов, сколько Ельцин в 1996 году - со второй, это большой успех. Результат Ельцина сложился тогда из голосов "партии власти" (или центристов), право-либеральных сил и национал-патриотов, которые удалось пристегнуть с помощью генерала Александра Лебедя. Заслуга нового президента в том, что он получил такую поддержку, опираясь лишь на собственный ресурс - задушить его в объятиях не удалось никому из олигархов. Как пошутил один из его штабистов, и от дедушки ушел, и от бабушки ушел.

Многие отмечают, что рейтинг и. о. президента в последнее время ощутимо падал. И это естественно: в глазах избирателей Путин уже довольно давно является действующим главой государства, к нему обращаются их претензии по поводу тягот жизни. Он был обречен на падение рейтинга, остановить которое можно, лишь совершая геракловы подвиги. В то же время отважиться на них, не обладая прочным положением, достаточной легитимностью, и. о. не мог. Подобную ошибку совершил Евгений Примаков, объявивший войну Борису Березовскому в свою бытность премьером и поплатившийся за это. Скорректировать такую аберрацию восприятия электоратом их клиента мог бы избирательный штаб Путина, если бы вел активную кампанию, но он этого не делал. Как объясняют штабисты, такова была воля претендента.

И еще один ценный вывод может сделать глава государства из итогов выборов: его избиратель вовсе не обязательно тот человек, что голосует за "Единство". Блок "Медведь", как мы помним, в декабре мощным тайфуном прокатился по Приморью и Сибири, превратившись на европейской части страны в мелкий ручеек. С Путиным все наоборот. Основная масса его сторонников компактно проживает именно в европейской части, главным образом в крупных промышленных центрах. То есть объяснить успех "Медведя" только поддержкой Путина (и наоборот) нельзя. И эта информация в случае, если президент соберется создавать свою партию, будет ему небесполезна.

Красный маятник

Результат Геннадия Зюганова неприятно удивил антикоммунистически настроенную часть общества: была иллюзия, что "январский сговор" в Думе вокруг дележки портфелей позволил Путину приручить коммунистов и подтян