Олигархи без олигархии

Экономический анализ
«Эксперт» №13 (226) 3 апреля 2000
Слухи о смерти российских олигархов сильно преувеличены

О том, как сказался финансовый кризис августа 1998 года на крупнейших отечественных интегрированных бизнес-группах (ИБГ), "Эксперт" беседует с известным российским экономистом Яковом Паппэ.

- Весьма популярно мнение, что кризис семнадцатого августа подвел черту под этапом "олигархического капитализма" в России, уничтожив крупнейшие группы или, по меньшей мере, заставив их сконцентрировать свои усилия на реальном секторе экономики. Что, по вашему мнению, произошло в действительности?

- Для начала нужно понять, а что такое этот российский "олигархический капитализм". Вообще, была в России бизнес-олигархия? Полагаю, что нет.

Олигархия - это группа людей, имеющих общие долгосрочные интересы и способных в их рамках диктовать свою волю государству. Ничего подобного в России не было.

Во-первых, в России не было группы лиц с долгосрочными совместными интересами. Все союзы "олигархов", если понимать это слово не в строгом смысле, а в качестве общепринятого ярлыка, были краткосрочными и ситуативными. Они заключались и расторгались в зависимости от сиюминутных, тактических соображений. Причем зачастую одна и та же пара олигархов по некоему конкретному вопросу могла находиться в союзнических отношениях, а по другим жестоко воевать между собой. Даже знаменитое объединение перед президентскими выборами девяносто шестого года было ни чем иным, как весьма краткосрочным альянсом. Распавшимся тут же, лишь стали известны итоги голосования.

Во-вторых, российские олигархи никогда не могли диктовать волю государству. Да, регулярно имели место административный торг или даже противостояние, зачастую достаточно напряженное, одного олигарха или их союза с государством. Точнее, с одним из органов власти. Как, например, "СБС-Агро" и Минсельхозпрода. В целом же совокупная мощь государства была подавляюще велика даже по отношению ко всем олигархам в целом. Последний довод королей - пушка - всегда был в его распоряжении. И судьба каждого из олигархов сильно зависела от благорасположения отдельных ведомств, не говоря уже о власти в целом.

То же на региональном уровне. Вокруг каждого губернатора были, условно говоря, пять человек, которые могли с ним торговаться по тем или иным вопросам. Однако в прямом столкновении губернатора и олигарха неизменно побеждала власть. Самый красноречивый пример - Александр Лебедь и Анатолий Быков. Казалось бы, у последнего были все шансы: мощный укорененный бизнесмен и "авторитет", популярная личность, хозяин края против "залетной птицы". Результат известен. Пример тем более поучительный, что в свое время (спустя несколько месяцев после окончания выборов девяносто шестого года) Быкову удалось отбить совместную атаку нескольких групп федерального уровня с использованием центральных СМИ. Ведь тогда в крае был дружественный ему губернатор.

Таким образом, российский "олигарх" это не тот, кто диктует государству, но тот, кто благодаря находящимся под его контролем ресурсам способен вступать с ним в административный торг о взаимовыгодных условиях и даже