Журналисты и журналюги

На улице Правды
Москва, 22.05.2000
«Эксперт» №19 (232)
В конфликте с информационными рэкетирами, позорящими журналистский цех, власть прибегает к отвратительным приемам, позорящим русское государство

Важная особенность скандала с "Медиа-Мостом" заключается в том, что он никого не удивил и не застал врасплох. Сторонние наблюдатели давно уже могли заметить, что свободолюбивые СМИ "Медиа-Моста" со всевозрастающей отчаянностью поливают нынешнюю власть в совершенно негодных выражениях, рассчитывая, вероятно, испытать ее на незлобивость. Столь целеустремленные испытания довольно часто заканчиваются констатацией "Ты, Зин, на грубость нарываешься", после чего следуют долгожданные грубости - "Их села и нивы за буйный наезд/Обрек он мечам и пожарам". Тем более готовы к такому обороту дел были начальники "Моста", которые начиная с 1994 года каждые две недели с граммофонным однообразием исполняют скорбный хорал про то, как "Темные силы нас злобно гнетут", - его и исполнил на своей драматической пресс-конференции начальник "Моста" И. Е. Малашенко.

Стандартные малашенкины обличения строятся на использовании того обстоятельства, что природа СМИ, входящих в "Мост", изначально амбивалентна. С одной стороны, деятели "Моста" являются влиятельными политиками, посредством тонких и остроумных интриг увлеченно участвующими в политической борьбе и - в случае, когда эта борьба приносит весомые результаты, - специально и с гордостью подчеркивающими свой важный политический статус. С другой стороны - в случаях, когда фортуна отворачивается от политических бойцов, - те же мощные и влиятельные медиа-политики являются всего лишь представителями абсолютно неангажированной журналистики, чистыми художниками слова, гонимыми единственно за то, что они никогда не поступаются высочайшими требованиями журналистского долга. Переход от боевого клича "Будем мочить!" к плачу по поводу "государственного произвола в отношении СМИ" совершается легко и непринужденно. В этом, впрочем, нет большой оригинальности. Бодрые молодые люди, смело и грозно обращающиеся с лохами и фраерами, обыкновенно теряют всю свою бодрость и, напротив, приобретают чрезвычайную плаксивость, лишь только столкнутся с актами государственного произвола в отношении братков.

Удивление по поводу такой амбивалентности - "добро, это когда я наезжаю, а зло, это когда на меня наезжают", - подобающей разве что простодушным готтентотам, не следует истолковывать как оправдание очередному "маски-шоу". Наезд - зрелище равно отвратительное, кем бы он ни исполнялся - Гусинским, Березовским, безвестными братками, агентами правительства etc. Более того: Гусинский - это Гусинский, а правительство великой страны - это правительство великой страны, постыдно ему опускаться до уровня своего оппонента, а именно это 11 мая и случилось.

Но тут необходимо несколько уточнений. Рассуждать о том, как следовало и как не следовало поступать властям, вправе те, кто сами наездами-откатами не занимаются, - подобно тому, как рекомендации касательно уголовной репрессии уместно выслушивать от благонадежных граждан, а не от тех, чьи отношения с УК весьма и весьма драматичны. И потому в этом вопросе деятели "Моста" - не собеседники. Что хотели, они уже

У партнеров

    «Эксперт»
    №19 (232) 22 мая 2000
    Реформа власти
    Содержание:
    Настоящая крепость

    Владимир Путин налаживает инструмент

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама