Персональный банзай

Общество
Москва, 17.07.2000
«Эксперт» №27 (240)
Японский кризис может пойти на пользу национальному самосознанию

Плиссированная футболка от Иссэй Мияки забавно подпрыгивает на веревочке в витрине универмага "Мицукоси". Она и другие сборчатые изделия этого модельера - чуть ли не единственные японские вещи в этом многоэтажном магазине. Да и в соседнем тоже. И в соседнем с соседнем. Одна из главных токийских торговых улиц - Гиндза - состоит из непрерывного ряда огромных универмагов в которых продаются примерно одни и те же вещи: Кристиан Диор, Макс Мара, Луис Вуиттон. Все то, что японцы называют "хайкара" - высшее качество. Чаще всего "хайкара" считается все импортное - несмотря на свою прославленную закрытость, японцы всегда были падки на заграничные штучки и еще в средние века мечтали о всем корейском.

Лично я давненько мечтала обо всем японском. Вот о такой кофточке от Мияки или о чем нибудь сером и непонятном от Ямамото. Поэтому складываю любезно предоставленный отелем зонтик и вливаюсь в "Мицукоси" вместе с толпой весело щебечущих юных созданий, на которых, несмотря на то что популярности черного цвета мир во многом обязан японским мастерам наперстка, не надето ни одной черной вещи.

То, что утонченно красиво: белая накидка, подбитая белым, поверх бледно лилового платья.
Сэй Сснагон. "Записки у изголовья"

Оправившись от парфюмерного удара, едва не свалившего меня с ног при входе, обнаруживаю, что ангельские создания довольно брезгливо меня сторонятся. Ах да! Я не засунула свой зонтик в один из специально вывешенных у входа полиэтиленовых чехольчиков, и с него на яркие туфельки посетительниц магазина капает вода. Исправляю оплошность и направляюсь к местному очагу японской моды. Что и говорить, Иссэй Мияки - очень интересный модельер. В каждой его кофточке или там юбочке заложена конструктивная идея, соотносящая эту кофточку и юбочку с телом, которое они облекают, и миром, от которого они это тело изолируют. Но как-то все здесь не смотрится... В универмаге эти маленькие шедевры блекнут и теряются среди обилия бессмысленного и яркого товара (самые популярные цвета этим летом в Токио - изумрудный и розовый) и такой же яркой и бессмысленной толпы. Бессмысленной потому, что среди умопомрачительного обилия людей в этом дорогостоящем потребительском раю покупателей не так уж много. После того как несколько лет назад лопнул мыльный пузырь японского экономико-социального чуда (всеобщая занятость плюс пожизненное трудоустройство и все такое), жителям Страны восходящего солнца пришлось резко снизить количество последних образцов высокой моды в своем гардеробе, а под редкими деревьями токийского парка Уэно на неизбежных картонных коробках из под телевизоров "Сони" расположились бездомные.

Так что многим приходится теперь посещать магазин как музей. Тем более что он и есть музей. И не только промышленных товаров - на последних этажах универмагов в хорошие времена было принято устраивать выставки. После изнурительных примерок и тягостных сомнений по поводу длины и фасона на нижних этажах утомленная покупательница могла отдохнуть у умиротворяющих полотен Сислея или Ренуар

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (240) 17 июля 2000
    Война власти с бизнесом
    Содержание:
    Обзор почты
    Тема недели
    На улице Правды
    Реклама