Без корысти

Экономический анализ
«Эксперт» №28 (241) 24 июля 2000
Министерство путей сообщения дотирует народное хозяйство на несколько миллиардов долларов в год. Так считает министр Николай Аксененко

Как-то не доводилось уже много лет пользоваться электричкой. Но тут подвернулась оказия: нужно было проехать одну остановку, дело было под Москвой.

- Сколько стоит билет до сорок второго километра? - обратился я в узкое окошко кассы, оборудованной, как водится, в виде долговременной огневой точки.
- Два рубля.
- А у меня еще собака...
Последовала пауза. Затем кассирша со значением, мне непонятным, сказала:
- Собака - семь рублей!
И опять после паузы:
- Будете брать?
- А почему же не брать? - не понял я.
- Я же вам сказала: семь рублей! - опять со значением повторила кассирша.

Тут я понял, что семь рублей - это много. Действительно, за человека два рубля, а за собаку - целых семь. Но, позвольте, почему за человека - всего два? В Москве проезд в метро стоит пять рублей, а на автобусе и троллейбусе - три рубля. Помнится, в советское время электричка никогда не стоила дешевле городского транспорта, и никто на высокие цены не жаловался.

Что происходит сейчас с железнодорожными перевозками? Следует ли бояться объявленного скорого повышения тарифов? Мы обратились с этими вопросами к министру путей сообщения Николаю Аксененко. Однако министр сам начал с вопроса:

- Я вам хотел бы задать один вопрос. Я на него сам потом отвечу, но мы сравним ваш ответ и мой. Как менялись тарифы на железнодорожном транспорте за три последних года, если учесть, что индекс цен в промышленности составил две и пятьдесят девять сотых?

- А у меня же есть справка по МПС...

- А вы переверните справку и свое ощущение скажите.

- Я думаю, что речь идет десяти-двадцати процентах. То есть индекс изменения тарифов - одна и две десятых.

- Ноль и девяносто девять сотых! Но это физические цены. А составляющая расходов в конечной цене продукции, приходящаяся на железнодорожный транспорт, сократилась на сорок процентов.

Если сравнить пассажирские тарифы с авиационным транспортом, то разница просто сумасшедшая: в четыре, в семь раз выше, если сравнивать СВ и экономкласс.

- А почему СВ? Купе надо сравнивать с экономклассом.

- В этом случае разница просто неприличная: в семнадцать, в двадцать раз по отдельным направлениям. Мы два года, несмотря на инфляционные процессы, держали тарифы для дальних пассажиров неизменными. За этот период времени мы, имея право проводить индексацию на уровне инфляции, ее не проводили. И через это мы отдали сто девятнадцать с половиной миллиардов рублей тем, кто пользовался услугами железнодорожного транспорта. Причем не в виде какого-то кредита, это просто облегчение их судьбы, это дар божий. Если считать в долларах по курсу соответствующих лет, это около девяти миллиардов долларов.

- Тем не менее разрыв между стоимостью билетов, скажем, на самолеты и поезда будет сокращен.

- Мы будем первую индексацию делать в августе только по грузовым тарифам. Причем мы имели право в соответствии с инфляцией поднять тарифы на сто пятьдесят процентов. Мы запросили только двадцать шесть процентов.

Пассажирские тарифы до середины сентября трогать не будем. Мы хотим дать возможность приехат