Не отходя от мебели

Культура
«Эксперт» №28 (241) 24 июля 2000

На прошлой неделе в Москве открылся Музей мебели.

Когда-то в Москве уже был один такой музей. Его создали большевики из коллекции предпринимателя и мецената Владимира Гиршмана и результатов экспроприаций. В 20-е годы в Александровском дворце (что в Нескучном саду) целых 32 зала были заполнены мебелью из русских усадеб и дворцов. Просуществовал музей недолго - в 1926 году его закрыли, а вещи разошлись по другим музеям, совучреждениям и гражданам.

Когда у наследников этих граждан мебель начала портиться, они стали обращаться к реставраторам. А когда количество взятых в приют диванов, кресел и буфетов окончательно переполнило принадлежавший одной из реставрационных фирм подвал на Арбате, ее директор Валентин Смирнов начал переговоры с Обществом охраны памятников, мэрией и прочими заинтересованными лицами о помещении для Музея мебели. Длились переговоры долго, пока мэрия не выделила особняк на Таганке, доведенный до состояния фабричного барака типографией "Восход" (помните такого монополиста в области школьных тетрадок?).

Теперь на месте печатных станков и рулонов бумаги в клеточку - подлинная мебель из русских усадеб, главным образом конца XVIII - начала XIX века, то есть того времени, которое считается "золотым веком" в истории русской мебели. Пока десять музейных залов, прямо скажем, не переполнены. Но у музея есть основание надеяться на лучшее. В этом убеждает его деловитость. Здесь посетитель может превратить коронную фразу "жили же люди", хорошо знакомую стенам Павловска, Царского Села и Останкино, в руководство к действию и заказать копию любого экспоната. А это имеет смысл, по крайней мере, для тех, кто не считает, что старинная мебель - это обилие бронзовых завитушек на огромном куске красного дерева (основа ассортимента нынешних антикварных салонов, торгующих мебелью, а также фирм, делающих мебель "под старину"). Многие экспонаты - едва ли не шедевры минимализма и функциональности вроде так называемых "монашек" (полушкафов-полубуфетов, полубуфетов-полубюро), полукруглых пристенных столов, столов для гостиной, которые, раскладываясь, увеличиваются чуть ли не в пять раз, или же аскетичной мебели в английском вкусе. Есть там и обладательница хитрых тайных замков - полковая касса времен Кутузова, которая украсит интерьер всякого, кто любит хранить ценности дома.