Надо привыкать

Политика
«Эксперт» №29 (242) 14 августа 2000
Терроризм становится частью обыденной жизни

Выходя из дома, мой сосед каждый раз засовывает голову под свой "мерседес" и внимательно оглядывает днище - нет ли бомбы. Это для него привычная, обыденная, не окрашенная никакими эмоциями процедура.

8 августа в шесть вечера в подземном переходе под Пушкинской площадью в Москве с помощью часового механизма был приведен в действие безоболочный полукилограммовый заряд. В результате взрыва и последовавшего пожара сразу погибли пятеро женщин и двое мужчин, пострадало еще около сотни человек. Из них восемнадцать находились в тяжелом состоянии.

Дальше все пошло по известному сценарию. Пресса захлебнулась в эмоциях, Лужков и Шойгу попозировали на фоне бедствия, правоохранительные начальники немедленно выдвинули версии типа "или что-то случилось, или одно из двух", но бросились все же по чеченскому следу. Этот след тем и хорош, что очевиден и приводит в Чечню, а там теряется. Сидящему в тюрьме Салману Радуеву, видимо, не сразу сказали о происшедшем, и он не успел взять этот теракт на себя. Аслан же Масхадов заявил, что "ни регулярные войска, ни спецслужбы, ни боевики Чечни не имеют отношения к взрыву на Пушкинской площади", и выразил соболезнование семьям погибших. Президент Владимир Путин обещал дать адекватный ответ на этот теракт, но сказал, что "неверно искать национальный след".

Тем не менее кавказские диаспоры в Москве заволновались в обоснованном предчувствии милицейского произвола. Полпред Чечни Шамиль Бено пообещал вывести сто тысяч человек на улицы столицы, "если правоохранительные органы допустят неправовые и безответственные действия в отношении чеченцев". Опять возникли разговоры об отмене моратория на смертную казнь. Сделавший такое заявление лидер фракции "Народный депутат" Геннадий Райков будто не знает, что, например, за прошлогодние взрывы в Москве казнить некого - никого не поймали.

Дальнейшее тоже легко предсказать. Будут бесконечные "вихри", "антитерроры" и другие милицейские операции, участковые обшарят все чердаки, подвалы и закоулки, но в одном из них потом все равно взорвется бомба. Милицейские посты парализуют въезды в город, будут повально обыскивать машины, но та, в которой привезут очередные мешки с гексогеном, проедет беспрепятственно. До недавнего времени слова о том, что борьба с коррупцией есть вопрос национальной безопасности, все-таки воспринимались как риторическое преувеличение. Все "вихри", "антитерроры" и общественные дружины абсолютно бесполезны, пока есть немножко продажных прапорщиков, милиционеров, пограничников и так далее.

Силовые структуры не в состоянии защитить нас от терроризма, и это, согласно социологическим опросам, утверждают уже 56 процентов граждан. Дошло, наконец. Увешанные наградами за Чечню генералы строем идут на повышение - кто возглавил федеральный округ, кто метит в министры, кто в губернаторы. А за что, собственно, награды и чины? Ведь задачу свою они не выполнили. Ведь задача не состояла в том, чтобы разнести в клочья города и села, засесть там и в вечном страхе ожидать нападения. Напомним о