Наздратенко уходит. Этого недостаточно

Тема недели
Проблемы Приморья обострились до такой степени, что многое стало невозможно не замечать: и развал власти в Приморском крае, и трудности российской энергетики теперь очевидны всем

Если федеральные власти пустят выборы губернатора Приморского края на самотек, можно не сомневаться, что трудящиеся края, благодарные Наздратенко за счастливую жизнь, немедленно проголосуют за него

Понятно, что уходом одного человека - даже столь заметного, как Е. И. Наздратенко, - проблемы подобного масштаба не решаются. И в Приморье, и в энергетике России необходимо срочное принятие системных мер. Попробуем представить себе развитие событий в ближайшей перспективе.

Что касается Приморского края, то сначала для этого надо ответить на простой вопрос: а как жить-то будем - с Наздратенко или без?

Гениальный политический ход?

Возможно ведь, что отставка - удачный политический ход Наздратенко. Прецеденты уже встречались: вспомним Константина Титова или Амана Тулеева. Наздратенко, быть может, их даже переплюнул: те явно показывали, что уходят в отставку "понарошку", и все понимали, что никакой подлинной губернаторской трагедии там и близко не было. У Наздратенко же все выглядит вполне серьезно, не по-детски. В глазах многих обывателей он совершил мужественный поступок. А если учесть, что за период правления Наздратенко множество людей думающих Приморский край покинуло, то похоже, что оставшийся электорат вполне может трактовать уход Наздратенко как жест отчаяния агнца, невинно пострадавшего от козней Чубайса.

Косвенно подтверждением версии о маневре Наздратенко является и его обещание выступить в ближайшее время по местному телевидению с обращением к населению края о причинах своей отставки. Так что пока не очевидно, что Наздратенко сдался. Тот факт, что и. о. губернатора назначен Константин Толстошеин - "человек с говорящей фамилией", как называют его жители края, на своей могучей шее до последнего время носивший золотую цепь диаметром с водопроводную трубу и всегда считавшийся правой рукой Наздратенко, говорит о неплохих позициях Евгения Ивановича.

Полная неразбериха складывается вокруг процедуры утверждения отставки Наздратенко. Председатель Приморского избиркома Сергей Князев заявил, что для подтверждения отставки губернатора решения думы не требуется. Аналогичной позиции придерживается и спикер краевой думы Сергей Жеков, который, по сообщениям СМИ, вернул Наздратенко его прошение об отставке. Тем не менее другие СМИ со ссылкой на ответственных лиц сообщают, что Дума все же будет рассматривать вопрос об отставке Наздратенко, и строят в связи с этим различные прогнозы.

Здесь нет нужды разбираться в юридических тонкостях, тем более что Приморье известно полным пренебрежением к закону. Отметим лишь, что если краевая дума действительно должна утверждать отставку Наздратенко, то у нее есть как минимум три варианта: не утвердить отставку, затянуть рассмотрение этого вопроса на неопределенный срок или устроить самороспуск, после чего ситуация вообще станет патовой.

И уж наверняка возможен вариант скрытого возвращения Наздратенко по схеме, опробованной в Краснодарском крае и Чукотском АО. На место Наздратенко с использованием административных ресурсов

"Холода, холода... Может, здесь, может, там..."

Благодаря субъективному "фактору Наздратенко" Приморье оказалось самым слабым звеном в топливно-энергетической цепи России. И при объективном ухудшении ситуации это звено лопнуло. Так что кризис стоит называть приморским лишь весьма условно - в остальных регионах проблемы схожи.

Для того чтобы понять причину нового витка кризиса, нужно посмотреть на динамику российской энергетики в целом за 2000 год. В прошлом году рост генерации, по данным РАО "ЕЭС России", составил приблизительно 4%, из которых две трети было обеспечено самим РАО. Причем практически весь прирост получился за счет угля, поскольку абсолютное потребление газа осталось на уровне 1999 года (около 135 млрд кубометров в год), а доля в топливном балансе мазута, который является резервным топливом (запуск котельных, аварийные ситуации и т. д.), невелика в принципе - всего 7%.

Итак, доля угля в топливном балансе резко увеличилась. Поставки его на электростанции осуществляются исключительно на условиях стопроцентной предоплаты живыми деньгами. Тем не менее дефицит угля в Приморье составляет 1 млн тонн в месяц. Следовательно, делают вывод энергетики, мы вышли на предел физического наличия угля в стране. И если заблаговременно не заботиться о создании его запасов, а именно это случилось в Приморье, срывы неизбежны.

К проблеме хронического дефицита угля добавились небывалые на Дальнем Востоке холода. Население стало греться электроплитами, в результате чего потребление электроэнергии возросло вдвое. Попытки выручить Приморье сибирскими углями оказались не слишком эффективными из-за тех же морозов, их разрезы тоже простаивали по пять-семь суток.

В феврале ситуация может оказаться еще хуже, поскольку морозы возобновляются, а запасов угля осталось на считанные дни, а то и меньше. Поэтому на прошлой неделе Анатолий Чубайс ввел в энергосистеме Сибири и Дальнего Востока режим особого положения. Создан антикризисный штаб, который должен "координировать топливный и энергетический балансы" этих регионов. Иначе говоря, при необходимости "вручную" распихивать составы с углем. Вполне вероятно, что уголь будет закуплен за рубежом: в информационном сообщении РАО говорится о возможности "на возвратной основе задействовать средства РАО, вплоть до секвестирования расходных статей бюджета общества". Как утверждают менеджеры РАО, февральскую ситуацию можно спасти с помощью 200 тыс. тонн угля, на закупку которых требуется приблизительно 8 млн долларов.

Строго говоря, именно промедление с принятием чрезвычайных мер в очевидно чрезвычайной ситуации и считают своей основной виной менеджеры РАО. Осознание этой вины уже выразилось не только в создании антикризисного штаба, но и в увольнении гендиректора "Востокэнерго" (региональное представительство РАО) Владимира Рудя, а также в предложении совету директоров освободить от должности члена правления РАО Анатолия Копсова, ответственного за критические регионы.

Будет ли стоить приморский кризис поста самому Анатолию Чубайсу - вопрос гадательный. Однако похоже, что вероятность такого поворота событий невелика. Во-первых, было бы странно одновременно увольнять и Наздратенко, и Чубайса. Президенту хорошо известно, что Чубайс пытался извести приморского губернатора во всех своих прежних должностях - и как первый вице-премьер, и как глава президентской администрации. Усилиями Чубайса в мае 1997 года был введен пост представителя президента РФ в крае, который занял генерал ФСБ Виктор Кондратов.

Во-вторых, помимо очевидной халатности региональных чиновников и их же предполагаемого воровства (которое еще придется доказывать в суде) в основе приморского кризиса лежит то, против чего направлена концепция реформирования РАО, предлагаемая Чубайсом: популистское замораживание энерготарифов, которое, собственно, и разрушило муниципальную и региональную энергетику.

И в-третьих, энергетика Приморья еще долгое время будет находиться в кризисе. А как известно, кризис - среда обитания Чубайса...

В целях стабильного обеспечения топливом крупнейшей в крае Приморской ГРЭС принято решение о промышленной разработке в Лучегорске второго угольного разреза.

Олег Морозов, руководитель депутатской группы "Регионы России":

- Путин отрабатывает новую модель взаимоотношений федерального центра и субъектов, которая, как мне представляется, будет работать очень эффективно: работает не собственно закон, предусматривающий возможность снимать губернаторов, а угроза закона, - и губернатор, понимая, что его ставки в борьбе нулевые, сам добровольно складывает с себя полномочия. Хорошо или плохо, что создан такой прецедент? Хорошо, поскольку можно жестко и эффективно воздействовать на нерадивого регионального лидера. Плохо, что это дает центру неограниченные возможности при случае расправляться с неугодными ему региональными лидерами в течение считанных часов.

- Говорят, что Наздратенко опять выставится на выборы губернатора и опять выиграет.

- Вполне допускаю, что это возможно. Я, правда, не очень уверен в том, что Наздратенко это сделает: чтобы еще раз отстранить его от власти по тому же механизму, который мы только что обсуждали, могут быть найдены очень серьезные основания. Если он хочет пойти в этот бой с очень неясными для себя перспективами, это, конечно, можно сделать. Но нужно ли это ему?

Владимир Рыжков, депутат Государственной думы:

- Слава богу, что все прошло в рамках закона, а именно - в рамках добровольно-принудительной отставки. Что же касается причин приморских событий, то меня больше беспокоит отсутствие профессионального анализа причин энергетического кризиса.

Я провел собственный анализ и убежден, что корень не в отсутствии реструктуризации энергетики и не в плохих губернаторах, корень исключительно в межбюджетных отношениях. Органы местного самоуправления несут по действующему законодательству 32 процента обязательств консолидированного бюджета страны, в которые входят отопление, освещение, общественный транспорт, вывоз мусора, лифтовое хозяйство, зарплаты учителей, врачей... При этом доходная часть местных бюджетов, которые за все это отвечают, - 17 процентов доходов страны. Почти в два раза меньше. Это означает, что органы местного самоуправления на протяжении уже многих лет не имеют средств на то, чтобы ремонтировать трубы, менять колодцы, закупать уголь. Это и привело к тому, что у нас рвется уже везде. А на будущий год будет рваться еще больше. И тогда что, всех губернаторов снимать? Я думаю, надо срочно перераспределять доходы. Надо увеличить долю местных бюджетов в консолидированных доходах страны хотя бы до 23-25 процентов.

Вторая причина тотального энергетического кризиса - отсутствие коммунальной реформы, которая должна привести к тому, что предприятия и граждане будут платить за воду, свет и тепло полную цену. Сейчас у нас это отдано на рассмотрение региональных и местных органов власти. В каких-то регионах население платит 30 процентов от себестоимости, а в каких-то 70. И есть прямая зависимость: где население платит больше, там проблем меньше.

Коммунальная реформа или размороженные города, реформа бюджетных отношений или размороженные города - вот реальная дилемма, перед которой мы стоим.

Записала Наталья Архангельская