Последний натюрморт

Культура
«Эксперт» №22 (282) 11 июня 2001

В Московском центре искусств открылась крупнейшая за последние несколько лет выставка Павла Филонова - двадцать семь полотен приехали из Государственного Русского музея.

Филонов считается одним из самых влиятельных и одновременно загадочных фигур русского авангарда. Не примкнув ни к одному из художественных течений своего времени, художник создал собственный стиль - аналитический, как он сам его называл. Сюжеты его картин просты - "Доярки", "Крестьянская семья", "Нарвские ворота". Главное в них - это единство живописной ткани, рождающееся в результате исследования материи, которую он, не разделяя на живую и неживую, скрупулезно препарирует, находя для каждого ее фрагмента свою форму и свой цвет.

Для Филонова очень важна была "сделанность" вещи, подразумевавшая кропотливую, трудоемкую работу и ремесленную по тщательности завершенность. Поэтому каждую его вещь можно рассматривать миллиметр за миллиметром, как средневековую миниатюру. Так Филонов творит свою индивидуальную вселенную, складывая ее из личных чувственных ощущений, пропуская реальность сквозь сито маниакальной депрессии, которой он был подвержен. Потому его картины страшны и привлекательны одновременно, как перламутровые внутренности в мясной лавке из рассказа Бунина "Телячья головка". Да, это абсолютно верный слепок внутреннего мира человека, помешанного на живописи и живущего в кровавом веке.

Творчество художника не вписывалось в историю советского искусства - оно было слишком аутичным и самодостаточным. Хотя его внутренняя жизнь имела с внешней, то есть со строительством коммунизма, много параллелей: и богоборчество с рубкой икон в собственной мастерской, и любовь к изображению крестьян. Незадолго до смерти Филонов написал даже цикл, посвященный победе пролетариата. Правда, "победившие" на его картинах скорее напоминали животных, чем людей, и о художнике предпочли забыть. Он умер в 1941 году в полном забвении. Когда же спустя несколько месяцев после смерти его квартиру вскрыли, в ней оказался последний "натюрморт" Филонова - иссушенная мумия старика, завернутого в плед. Так, в первый и последний раз, его искусство претворилось в жизнь.