Последние дни криминального чтива

Русский бизнес
«Эксперт» №30 (290) 20 августа 2001
Массовая литература сдает свои позиции. Российские издатели собираются зарабатывать деньги на качественной современной прозе

"Книга должна быть написана в жанре боевика... Действие происходит в Москве и, частично, в какой-нибудь экзотической стране. Главный герой, честный и справедливый, противостоит международной бандитской группировке... Обязательно должна быть женщина, в которую герой влюбляется, четыре-пять постельных сцен, но не больше. Может быть, какое-нибудь трогательное хобби не помешает нашему герою. Или любимая собака... И надо добавить что-нибудь современное и технократичное, скажем, компьютерную сеть... Обязательно хeппи-энд. Пустим это в серии 'Вне закона' или 'Топ-триллер'..."

Никогда еще в России не издавалось так много книг, как сейчас, - 52 тыс. наименований в год

Подобные диалоги между писателем и издателем до недавнего времени были не редким явлением в издательствах, делающих деньги на коммерческой литературе. Процесс создания популярного боевика, детектива или любовного романа зачастую был так же далек от акта свободного творчества, как и сборка компьютеров из готовых комплектующих. О литературе как таковой никто не вспоминал. Создавался "книжный вал" - он-то и доминировал на рынке почти 10 лет. Если автор правильно "собирал свой конструктор", то тиражи составляли сотни тысяч, а прибыль издательств - сотни процентов.

Несмотря на то что массовая литература и сегодня приносит крупным издательствам весомую долю доходов - около 40-50% от общего объема доходов, получаемых от художественной литературы, и рентабельность ее, по сегодняшним меркам, достаточно высока - около 20%, - идеологически она уже не является приоритетной. На рынке художественной литературы издательские интересы смещаются в сторону более качественной литературы.

Воспитание толпы

Сегодня трудно реализовать даже пятитысячный тираж книги Виктора Доценко, тогда как несколько лет назад тиражи его произведений достигали 500 тыс. экземпляров

"Сегодня издательство не смогло бы реализовать и пятитысячный тираж книги Виктора Доценко, тогда как несколько лет назад на пике потребительского спроса тиражи его произведений достигали 500 тыс. экземпляров, - говорит заместитель генерального директора издательства "Вагриус" Андрей Ильницкий. - В настоящее время мы вообще уходим из ниши боевика".

За последние несколько лет крупные издательства "перетрясли" свои издательские портфели далеко не в пользу массовых жанров. Так, если раньше в издательстве "ЭКСМО" доля массовой литературы в общем объеме художественной литературы составляла 80%, то сегодня - всего 60%. По словам руководителя пресс-службы издательства "ЭКСМО" Алексея Брагинского, если раньше большинство крупных издательств работало, что называется, на потребу толпы, то сегодня оборот, прибыль - уже не самоцель. "Сегодня важна работа на воспитание этой толпы, - говорит г-н Брагинский, - развитие литературного вкуса, уважения к родному языку, литературному наследию. А это означает издание уже качественно иной литературы".

Качественная современная русская и зарубежная проза уверенно лидирует в рейтингах продаж книжных магазинов

По мнению

Много книг - мало денег

Издательская отрасль в нашей стране находится на пороге системного кризиса. Чисто экономически, вне связи с наличием литературных талантов. Об этом заявляет большинство крупных издательств и связывает это с такими факторами, как неразвитость книжных торговых сетей, высокие цены на бумагу, грядущая отмена льгот по НДС, полный износ полиграфической базы к 2003 году, отсутствие усилий со стороны книжного сообщества по расширению рынка.

По данным компании "Олма-пресс", объем книгоиздательского рынка сократился - с 1,2 млрд долларов в 1998 году до 600 млн в текущем. Для сравнения: объем книжного рынка США составляет 56 млрд долларов.

При этом сегодня на рынке наблюдается пик книгоиздания - около 52 тыс. наименований в год. Ассортимент растет, а значит, растут и издержки. По словам Олега Ткача, издатели сегодня работают "на прокорм", и у них остается все меньше средств на развитие.

Главную проблему издатели для себя видят в отсутствии в стране эффективной системы сбыта книг. Советская система книготорговли рухнула, действующих торговых площадок мало. Из российских регионов издатели обычно привозят байки, что книги продаются вперемежку с валенками и картошкой. "Государство по-прежнему владелец большей части книготорговых площадей, особенно в регионах, причем владелец неэффективный, - говорит заместитель генерального директора компании 'Вагриус' Андрей Ильницкий. - За редким исключением региональные книготорги ориентированы на зарабатывание денег не с продажи книг, а со сдачи торговых площадей в аренду. У издателей же средств на развитие альтернативных книготорговых структур нет: издательский бизнес сегодня не слишком прибылен".

Еще одна проблема - полиграфические мощности приходят в негодность. Как говорит г-н Ткач, наш потребитель лишен 80% возможных видов книжной продукции, прежде всего глянцевых изданий, книг на мелованной бумаге. Машина, которая эту бумагу производит, стоит около 300-400 млн долларов. У издателей таких денег нет. Цены же на бумагу - ту, что есть, - постоянно растут. А тут еще об отмене налоговых льгот заговорили.

Последнее особенно будоражит издательский мир: издержки издательств сразу возрастут, а цены для потребителей увеличатся, как минимум, вдвое. По словам Андрея Ильницкого, издательский бизнес - это та область, где льготы работают "с социальным эффектом". В России и так, по некоторым данным, книга по цене доступна лишь 7% населения.

Чтобы защитить свои интересы, издатели недавно создали Российский книжный союз. В него вошли почти 40 фирм - книгоиздательских, полиграфических и книготорговых. Задача союза - вовлечь государство в создание книготорговых сетей в стране, сохранить налоговые льготы для книгоиздателей и лоббировать их интересы в бумажной промышленности.