Десять лет без права переписки

Культура
Москва, 10.09.2001
«Эксперт» №33 (293)
Зальцбургский фестиваль подводит итоги "эры Мортье"

Постановщик "Летучей мыши" Ханс Нойенфельз лишает публику и намека на удовольствие. Дэвид Мосс представляет русского князя Орловского опустившимся наркоманом, а балерины в хореографическом дивертисменте встают на пуанты под "Кайзеровский вальс" Штрауса... в переложении Шснберга. ФОТО: Mara Eggert

Самый знаменитый летний музыкальный фестиваль - в австрийском Зальцбурге - в эти дни подводит итоги десятилетнего правления своего интенданта (художественного руководителя) Жерара Мортье. Только что завершился последний фестиваль, программа которого формировалась командой бельгийца Мортье, сумевшего за годы работы в Зальцбурге настроить против себя чуть ли не всю Австрию. 1 октября пройдет официальная инаугурация преемника Мортье - композитора и дирижера, а главное - австрийца Петера Ружички. Но, как бы того ни желали многие австрийские культурологи, прошедшее десятилетие навсегда войдет в историю фестиваля как эпоха революционная.

Восьмидесятилетняя история Зальцбургского фестиваля была богата на скандалы. Первые шаги его основателей - режиссера Макса Райнхардта и драматурга Хуго фон Хофмансталя, принадлежавших к католической еврейской диаспоре, - вызвали волну антисемитизма, а в 1944 году фестиваль был закрыт по личному распоряжению доктора Геббельса как не соответствующий арийской идеологии. Но такого десятилетия, полного полемики в прессе и слишком пристального внимания со стороны не только австрийской интеллигенции, но и всей культурной Европы, Зальцбург еще не знал. Вся "эра Мортье" (как патетично называют эти годы сторонники бельгийского интенданта) проходила под вой рутинерской венской прессы. Порой воинственные споры вокруг творческой и репертуарной политики фестиваля напоминали прошлогодние уличные демонстрации в Вене, когда к власти пришла Партия свободы одиозного Йорга Хайдера.

Причины столь эмоциональной борьбы за национальные художественные традиции уходят корнями еще в послевоенные годы, когда единоличным самодержцем в Зальцбурге был великий дирижер Герберт фон Караян. За сорок лет караяновского правления Зальцбург в значительной степени утратил свою силу как театральное событие, хотя, разумеется, вырос как событие музыкальное. Зальцбургские сцены (при Караяне их стало три) превратились в звездный небосклон, где каждое лето можно было услышать всех оперных и концертных звезд. Именно в это время фестиваль стал неотъемлемой частью светской жизни европейских аристократов и бизнесменов: поездка в Зальцбург в августе была столь же обязательной, как посещение экономического форума в Давосе, бракосочетаний отпрысков сиятельных фамилий или выставки цветов в Челси.

Разбитые идолы



"Свадьба Фигаро": невеста Сюзанна (Кристина Оэльце) и графиня Розина (Ангела Деноке) пишут записки на пишущей машинке, а клавесиниста в речитативах заменяет старый приятель режиссера Юрг Кинбергер, который подыгрывает певцам на синтезаторе, пустых бутылках или водит мокрым пальцам по стаканам. ФОТО: Ruth Walz

Жерар Мортье приехал в Зальцбург в 1991 году, через два

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (293) 10 сентября 2001
    Противовоздушная оборона
    Содержание:
    Мы не хотим ходить с протянутой рукой

    Как лучше сформировать Концерн ПВО и чем в нем будет заниматься НПО "Алмаз" - об этом в интервью "Эксперту" рассказал генеральный директор объединения Игорь Ашурбейли

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама