Есть женщины в русских музеях

Культура
«Эксперт» №4 (311) 28 января 2002

В самой середине зимы Государственная Третьяковская галерея решила порадовать своих посетителей неожиданно теплой выставкой под названием "Искусство женского рода". Это наиболее масштабная за всю историю галереи ретроспектива творчества женщин-художниц с XV века до наших дней. Выставка действительно большая и занимает три этажа в здании ГТГ на Крымском валу, заполненных вещами из коллекций Московского Кремля, питерского ГРМ, а также Карельского музея изобразительного искусства и многочисленных частных собраний. Осмотревшись и разобравшись в ее устройстве, очень скоро можно понять, что женщины в русских музеях действительно имеются, причем в самых разнообразных художественных проявлениях. Здесь собрана, кажется, вся женская художественная продукция - от золотого церковного шитья времен Бориса Годунова до современных видеоинсталляций и арт-объектов. Пелены и воздухи, расшитые в мастерской волоцкой княгини Анны и царицы Ирины Федоровны Годуновой, прекрасны. Инсталляции Айдан Салаховой, совмещающей графику и видеоарт, и надувные красные ангелы Ирины Наховой тоже хороши. Однако, поскольку ГТГ специализируется в основном на живописи, именно последняя оказывается ядром экспозиции. И как раз живопись вскрывает главный парадокс, с которым сталкиваются искусствоведы и просто зрители, пытающиеся различать искусство по половому признаку.

В XIX веке все понятно - рисуют и пишут маслом в основном родственницы художников. Например, жена знаменитого Шишкина Ольга Лагода-Шишкина или дочь художника Венецианова Александра. Сложнее в XX веке: из плотного ряда учениц и жен, коих на выставке предостаточно, выделяются действительно гениальные и самостоятельные художницы вроде мирискусницы Зинаиды Серебряковой, авангардистки Любови Поповой, Варвары Степановой, Ольги Розановой или Александры Экстер. Сила их таланта настолько велика, а охваченные темы столь разнообразны, что все разговоры об особой "женственности" их искусства вторичны. То есть выходит, что настоящее искусство лишено признаков пола, как не имеет оно национальности или цвета кожи. А попытки современных художниц - вроде Маши Константиновой, вышивающей "черный квадрат" Малевича на подушечках, - создавать "женское" искусство оказываются только на руку тем, кто утверждает, что женщинам место в семье и на кухне. Хотя гениев и среди мужчин-художников тоже немного, что еще раз доказывает, что искусство делится не на мужское и женское, а на искусство и все остальное.