Меланхолический Ницше

Политика
Москва, 29.04.2002
«Эксперт» №17 (324)
Французский философ Жан Бодрийяр полагает, что события 11 сентября лишь притормозили, но не остановили процесс глобализации. С его развитием дискриминация будет возрастать, ставя земной шар на грань колоссального социального взрыва

Жан Бодрийяр - один из крупнейших философов современности, профессор социологии Парижского университета и автор многих книг. По своим взглядам он может быть отнесен к леворадикальному и даже нигилистическому направлению философской мысли, за что и прозван "меланхолическим Ницше". Подвергая критическому анализу западное общество потребления и его эстетику, Бодрийяр разрабатывает свою знаменитую концепцию "симулякра" (фр. - образ, подобие), трактующую отношения человека и мира вещей, где последний парадоксальным образом получает власть над первым. Посвященные этой теме работы выдвигают французского философа в число ведущих идеологов постмодернизма.

Особый всплеск интереса к работам и личности Бодрийяра спровоцировала атака 11 сентября: тема терроризма, которой философ уделял особое внимание, в одночасье обрела особую актуальность. Кроме того, знатоки его творчества обратили внимание на то, что в одной из своих книг, вышедшей еще в середине семидесятых годов, Бодрийяр задался вопросом: почему комплекс ВТЦ в Нью-Йорке венчают две башни, а не одна, как того требуют устоявшиеся архитектурные каноны? И выступил как провидец, усмотрев в этом некий вызов, ответ на который, как можно считать, был получен 11 сентября. Хотя в приведенном ниже интервью мэтр неоднократно подчеркивает, что он не пророк, и призывает не верить тем, кто берется предсказывать будущее.

- Сегодня, спустя более чем полгода после одиннадцатого сентября, согласитесь ли вы с утверждением, что этими событиями закончилась эпоха постмодерна? И если да, то кто был, по вашему выражению, "провокатором конца"?

- Для начала неплохо бы разобраться с термином "постмодернизм", который применяется слишком произвольно. До такой степени произвольно, что я бы назвал это понятие неопознанным теоретическим объектом. Да, современная эпоха - эпоха модерна - переживает драматический период, но можно ли говорить о ее конце? Скорее речь идет об иллюзии конца, о некоей мечте о конце всего - общества, политики, истории. И мы тешим себя этой иллюзией. Модернизм - явление необратимое, а потому четкой линии водораздела между ним и постмодерном, я думаю, нет. Я бы скорее сказал, что модернизм развивается нелинейным образом, что он отражает сам себя, как в зеркале, его развитие как бы ускоряется, принимая иной характер - иногда характер катастрофы. В сущности, эпоха модерна это эпоха кризисов: начиная с девятнадцатого века кризис неизменно сопровождал прогресс и все, что ему сопутствует. В фазе ускорения кризис принимает характер катастрофы, и тут возможны мутации. Может быть, роковая дата одиннадцатое сентября стала некоей критической точкой в развитии виртуальной катастрофичности эпохи модерна. Это одновременно судороги модернизма и приостановка его движения. В любом случае, мы уже не сможем верить в эту эпоху - наше доверие подорвано. Идеальная картинка потускнела: постмодернизм как идеальная фаза модернизма, наверное, окончился. В то же время много говорилось о том, что постмодернизм это конец истории, но посл

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (324) 29 апреля 2002
    Французские выборы
    Содержание:
    Разное
    Тема недели
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама