Обмен паритетами

Политика
Россия нужна Америке там, где она сама не справляется, но "представительство" Москвы должно быть компенсировано

Офис вашингтонского Центра оборонной информации, где работает Николай Злобин, находится на Массачусетс-авеню, в одном здании с Фондом Карнеги и по соседству с другими ведущими мозговыми центрами США.

Некоторые считают Злобина "засланным казачком". В России, например, удивляются: как это так, в такой авторитетной исследовательской организации русский, и к тому же не эмигрант, руководит российскими и азиатскими программами. Сам же Злобин, автор одиннадцати книг (это для себя, для души) и многих разработок и докладов (это для заказчиков, в том числе и для администрации США), считает свою диспозицию выигрышной за счет того, что может с равной долей доходчивости объяснить ситуацию обеим сторонам. Российской - что имеют в виду американцы, а американской - что происходит в России.

Недавно ученый побывал с визитом в Москве и дал интервью "Эксперту".

- Костяк американской экспертной "тусовки", занимающейся постсоветским пространством, - это сколько примерно человек?

- Она не так уже и велика, что-то около двадцати человек.

- Это по какому-то определенному узлу проблем?

- Нет, вообще по бывшему СССР. Не открою тайну, если скажу, что в Америке, например, практически нет экспертов по Кавказу. По Средней Азии экспертов тоже можно по пальцам одной руки пересчитать. То есть интеллектуальный ресурс, задействованный на этом направлении, не так уж велик.

Самый пророссийский президент

- Ну а как вы в целом оцениваете интеллектуальный ресурс команды Буша?

- Знаете, как шутят в Вашингтоне, Клинтон знал очень много, Буш знает достаточно. В своей администрации Клинтон вел себя как звезда, и это было одной из главных особенностей этой администрации: признание его видения проблемы главным. Буш же отлично себе представляет, что всякий раз он не самый умный в комнате; у него, в общем, реальный взгляд на себя и свои способности. Поэтому он, как и раньше в Техасе, привлекает к себе в команду людей с гораздо большими знаниями и возможностями аккумулировать идеи.

- Как это проявилось на российском направлении?

- Клинтон пришел к власти в девяносто втором году с набором связанных между собой идей. Россия для него была своего рода пилотным футуристическим проектом, цель которого - построить здесь демократию. Трудно было работать с его администрацией, потому что такое видение явно довлело.

Буш же пришел, в общем-то, с чистым листом; своих идей во внешней политике у него не было. Ведь у него крайне небольшой политический стаж. Во время холодной войны он политикой не занимался, так что у него нет привычных стереотипов. Как результат - влияние экспертного общества, как и помощников, на президента резко возросло. Буш более гибкий, он слушает, обучается, он может менять свое мнение.

В итоге он уже трижды за полтора года поменял политику в отношении России. И я считаю, весь поворот к России во многом, в очень многом - это заслуга Буша. По каким-то причинам, может быть, ему самому не понятным, он крайне симпатизирует сейчас России и Владимиру Путину в частности. Вообще, в лице Буша Рос