Вдох и выдох России

Общество
Москва, 19.08.2002
«Эксперт» №30 (336)
За Смутными временами обязательно следует бурное развитие и экспансия Российского государства

Понятие "Смутное время" в строгом смысле применяют у нас лишь к событиям начала XVII века, но оно, как я считаю, должно быть типологически продлено и распространено вплоть до нашей современности.

Смутные времена - что-то вроде приступов национально-государственной традиции, в процессе которых она как будто утрачивается. Активная, открытая фаза такого приступа не превышает обычно пятнадцати лет. За всю свою историю Россия пережила три подобных периода, два из них - в XX веке. Сближение трех Смутных времен основано на жесткой логике, хотя до сих пор историческая наука и не проводила подобных параллелей.

Известно высказывание, что история не терпит сослагательного наклонения. Но историософия, напротив, представляет собой знание о таком сослагательном наклонении в истории, в котором - разными путями и способами - народы и государства возвращаются к предзаданному им цивилизационному вектору.

Реальные события, злоба дня, актуальность текущей политики не отменяют правды историософии, но дополняют ее модели, обогащают историческую традицию, дают ей новые вариации. Эпохи проливают друг на друга взаимный свет. В качестве конкретного примера можно провести введенный публицистами в 1996 году термин "семибанкирщина" - это не просто игра словами, здесь сказалась историософская интуиция, и общественное сознание эту интуицию безоговорочно приняло.

Первое Смутное время, равно как и два последующих, следует рассматривать как особую форму борьбы цивилизаций, борьбы, из которой Российское государство выходило с огромными потерями. В эпохи стабильности мы привыкаем к своей государственности и воспринимаем ее как должное. В Смутное время мы начинаем ценить свою национально-государственную традицию как не вечную, хрупкую, подверженную болезням и опасностям, нечто такое, что необходимо оберегать.

Разрыв традиции

Первый этап Смутного времени всегда бывал связан с отказом от традиции политической легитимации и приходился на ее первые шесть-семь лет (1598-1605, 1905-1912, 1985-1991 годы). Три ключевых носителя верховной власти - Годунов, Николай II первого десятилетия XX века и Горбачев - стремились сочетать обе традиции, отвергнутую и едва складывавшуюся, старались не замечать их несовместимости. Да и сами они в полной мере олицетворяли противоречия переломной эпохи. На первом этапе Смутных времен отчетливо проявляется их характерный признак: неумение власти увидеть реальные причины политической дисгармонии, самоубийственное распиливание несущих конструкций государственности.

Завершение первого этапа смут (1605, 1912, 1991 годы) всегда ознаменовано мощной реакцией на отказ от традиции, это момент высокого накала страстей. Реакционеры выступают представителями попранной традиции, дискредитированных священных авторитетов. Однако торжество реакции даже в лучшем случае исчисляется только годами. "Беззаконное царство" Лжедмитрия I, "самодержавное мракобесие" и "черносотенный угар" времен Николая II, "потерявшие всякий стыд и совесть путчисты" - с такими характеристиками остала

У партнеров

    «Эксперт»
    №30 (336) 19 августа 2002
    Годовщина дефолта
    Содержание:
    Издержки профицита

    Проведение сверхжесткой бюджетной и долговой политики, оторванной от задач развития реального сектора экономики, - худший из уроков, которые можно было извлечь из кризиса четырехлетней давности

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама