Один на всех

Культура
Москва, 21.10.2002
«Эксперт» №39 (345)
В Москве прошел V Международный фестиваль спектаклей одного актера. Устроители постарались, чтобы его никто не заметил. Между тем полузабытый жанр моноспектакля обретает вторую жизнь

Фестиваль моноспектаклей, организованный Международным институтом театра, прошел в атмосфере строжайшей секретности. На пресс-конференции число участников значительно превышало число журналистов. На спектакли в Театр наций и в филиал Театра имени Пушкина приходила только фестивальная тусовка - участники, представители других театральных фестивалей, друзья и знакомые артистов. Не клянчили лишний билетик зрители, не толпились у входа театральные критики, не прорывались в зал обвешанные камерами фотографы.

Конечно, моноспектакль, как справедливо заметил директор московского фестиваля Валерий Хазанов, "это не мюзикл". Никто и не ждал от Хазанова рекламных роликов на телевидении и растяжек на Тверской. Но хоть дюжину афиш можно же было повесить в центре Москвы. Дело дошло до смешного: по личному распоряжению Хазанова фотосъемка на фестивале была запрещена. Все это тем более странно, что моноспектакль совсем недавно был одним из самых модных в России жанров.

"Деды" и внуки

До возникновения профессионального театра в России было много одиночек, развлекавших народ на свое усмотрение. Кто водил козу, кто - медведя, кто показывал Петрушку. В начале XVIII века возникла новая профессия - "балаганный дед". Он зазывал народ заходить в ярмарочные балаганы, а заодно рассказывал всякие байки, по большей части непечатные. Современные комики, от Аркадия Райкина до Максима Галкина, - прямые потомки "балаганного деда".

Но в профессиональном театре индивидуализм не поощрялся. Труппы императорских театров были миниатюрной моделью государства. Артисту полагалось отрабатывать свое амплуа и не выбиваться из ансамбля. Моноспектакль был бы такой же крамолой, как выход декабристов на Сенатскую площадь. Когда царя отменили, жизнь артистов легче не стала. На смену диктату государственному пришла диктатура гения. Великие отечественные режиссеры предпочитали руководить коллективом актеров, а не работать с отдельными исполнителями. На Западе Беккет, Кокто, Адамов создавали пьесы для одного актера. У нас гоняли по сцене массовку.

Мода на моноспектакли, возникшая на Западе в шестидесятые, до нас дошла лишь в начале семидесятых. С жанром начали экспериментировать самые многообещающие режиссеры - Додин, Розовский, Гинкас. И сразу же выяснилось, что моноспектакль - жанр полузаконный. В актере, общающемся с публикой один на один, было что-то странное, невозможное, завораживающее. Соблазнительная провокационность озаряла даже вполне цензурные постановки. Публика ломилась на "Кроткую" с Олегом Борисовым, поставленную Львом Додиным, за месяцы вперед раскупала билеты на "Евгения Онегина", которого читал Сергей Юрский. И это было только начало.

Выход из подполья

В середине восьмидесятых прорвало. Все кому не лень начали ставить и играть моноспектакли. Впервые не надо было бегать за разрешением реперткома, получать одобрение у худсовета, впервые можно было вырваться из надоевшей системы стационарного театра. И наконец-то никто не указывал, как надо трактовать автора. Это было торжество субъе

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (345) 21 октября 2002
    Реформа электроэнергетики
    Содержание:
    Не влезай, убьет!

    Дефицит инвестиций в российской электроэнергетике и неэффективность ее работы - налицо. Однако утвержденный правительством и принятый в первом чтении Госдумой пакет законопроектов по реформе отрасли может иметь весьма опасные последствия

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама