Любовь к облигациям

Русский бизнес
Москва, 17.11.2003
«Эксперт» №43 (396)
Для успешной работы инвестиционного банка в России необходима стратегия, приближенная к российским эмитентам и российским инвесторам, считает председатель правления банка "Вэб-инвест" Александр Винокуров

Про "Вэб-инвест" я впервые услышала меньше года назад, когда в Москве обсуждали какой-то банк, пригласивший на новогоднюю вечеринку группу "Ленинград". "Ничего себе, какие банкиры пошли", - подумалось мне. И быстро забылось.

Но вот России присвоили инвестиционный рейтинг. И кругом стали обсуждать: а что, дескать, теперь будет? Что этот рейтинг в России изменит? И вообще, каков инвестиционный потенциал отечественного рынка бумаг?

И тут я во второй раз услышала про "Вэб-инвест". На сей раз речь шла о том, что в Питере есть банк, работающий только для России и только с русскими бумагами. Думаю: "Патриоты они, что ли?"

Прежде чем договориться о встрече, захожу на сайт "вэб.инвест.ру." и читаю: "Сотрудники помимо глубоких профессиональных знаний обладают такими необходимыми качествами для работы в постоянно меняющемся внешнем бизнес-окружении, как гибкость, энергичность, способность работать в команде, творческий подход к решению поставленных задач..." И помечаю себе: "Не забыть спросить про 'Ленинград'".

Встреча с председателем правления Вэб-инвест-банка Александром Винокуровым назначена в холле "Мариотта" на Тверской в Москве, где проходит какая-то банковская конференция и г-н Винокуров, в частности, рассказывает об LBO - механизме поглощения компаний на заемные средства. Его как раз сейчас снимают на камеру, поэтому он немного задержится. Разговариваю с Оксаной Гришиной, директором департамента маркетинга и коммуникаций "Вэб-инвеста": "Вам нравится работать в этом банке?" - "Да. В частности, потому, что это нестандартная компания". - "В чем же нестандартность?" - "Здесь дух сотрудничества. Каждый человек старается тебе помогать, вне зависимости от подразделения, где ты работаешь. Никогда никаких отказов. Не то чтобы в банке были готовы к каким-то растратам, но людям дают все, что нужно для работы". - "Как вы думаете, почему в банке сложился такой вот 'тим спирит'?" - "Возможно, потому, что наша компания молода, у нас нет никаких пережитков, никаких социальных установок. А может быть, из-за того, что многие, как и я, работают ради идеи". - "Какая может быть у финансистов идея, кроме зарабатывания денег?" - "Зарабатывать деньги - это, конечно, важно. Но я бы, например, не хотела их зарабатывать в табачной компании. То есть мне не все равно, что я делаю и ради каких идей. Мы работаем для России, для российской компании и для российского рынка и помогаем жить именно российским компаниям. Некоторые говорят, что, мол, финансы - холодная субстанция. Для меня же она - горячая. Это как кровь: если она есть, значит, экономика развивается и компания растет".

Ничего себе банкиры пошли, во второй раз подумала я и собралась подробнее расспросить Оксану про идею. Но тут как раз появился Винокуров. Высокий и стройный. Новый русский. Совсем новый. Похожий на профессора Йельского университета. А закончил он, между прочим, всего лишь Калининский. И даже сходил после этого в армию. Часть МВД, где служил рядовой Винокуров, охраняла ядерный объект Арзамас-16. В Сарове,

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (396) 17 ноября 2003
    Инвестиции
    Содержание:
    Сверхновая звезда на тусклом небосклоне

    Идея создания мегарегулятора на российском финансовом рынке в лучшем случае бесполезна для его развития как источника инвестиций. Зато нормативная неразбериха, рост числа чиновников и транзакционных издержек эмитентов и инвесторов практически обеспечены

    Обзор почты
    Разное
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Реклама