Шок и трепет по-каннски

Культура
«Эксперт» №20 (421) 31 мая 2004

Системный кризис фестивалей класса A, говорите? Всюду одни и те же имена? Кино варится в собственном соку? И вот жюри Каннского, первейшего и престижнейшего мирового кинофеста под председательством патентованного хулигана Квентина Тарантино, дает "Золотую пальмовую ветвь" документальному фильму (второй раз за всю историю Канна), целиком посвященному жесточайшей критике президента США Буша-младшего и его политики в Ираке (двадцатипятиминутная овация по окончании просмотра documentaries - первый раз в истории Канна).

Между прочим, скандал был прогнозируем. Сколько бы эстетствующая критика ни плевалась по поводу награждения главным призом бодрой диссидентской агитки вечного провокатора Майкла Мура (вспомнить хотя бы его антивоенную речевку на прошлом "Оскаре") "Фаренгейт 9/11", сколько бы ни плакала по поводу неоцененных, но безмерных художественных достоинств псевдофутуристической арт-мелодрамы Вонг Кар Вая "2046", - чего еще стоило ожидать от феста, начинавшегося в панике (все боялись дебошей со стороны французских актеров-почасовиков, протестующих против социальной реформы), проходившего с перебоями (вроде внезапной забастовки отельных работников), да еще на фоне разоблачений американских бесчинств в Абу-Граибе? Напомним: фестиваль-то французский, а Франция всегда была главным европейским критиком "Шока и трепета". Тарантино, конечно, американец - но кто всерьез ждал от него отстаивания национального престижа? Тем более что на скандал - того или иного рода - каннские организаторы нарывались совершенно сознательно: и приглашая того же Тарантино в председатели жюри основного конкурса, и набирая в сам конкурс разнообразные диковины: мультики ("Шрек-2"), политические памфлеты, экранизацию дневников Че Гевары ("Записки мотоциклиста"), творение таинственного режиссера-таиландца с непроизносимым именем Апичатпонг Виирасетакул...

В общем, по части политизированности 57-й Канн дал сто очков вперед традиционно политизированному Берлиналле. Кстати, и прочие, помимо "Золотой пальмы", призы распределили вполне в берлинских традициях этнической политкорректности: гран-при и призы за лучшие мужскую и женскую роли отошли азиатам (первый - "Старику" корейца Пак Чан Вука, второй - японцу Юуйе Ягире, третий - китаянке Мэгги Чун), в Европе же остались лишь награды за лучшую режиссуру (Тони Гатлиф, "Изгнанники") и сценарий (Аньес Жауи, Жан-Пьер Бакри - "Как на картинке"). А возглавляемое Никитой Михалковым жюри конкурса короткометражек, для полноты географического охвата, наградило румынскую ленту "Траффик".