Возвращение дружелюбного города

Наука и технологии
Москва, 09.05.2005
«Эксперт» №17 (464)
Новый урбанизм - это пять минут ходьбы от дома до магазина, офиса, ресторана, детской площадки или остановки. Город превращается в систему самоценных общин, оптимально вписанных в существующий ландшафт, и обращается ко всем, к кому он до сих пор был равнодушен

В 1950-е годы, когда жизнь окончательно вернулась в мирную колею, массовая автомобилизация в США привела к появлению сабурбии. Так - suburbia, от suburb - пригород - назвали спальные поселки в окрестностях больших городов, где стали массово селиться представители среднего класса. Дом, крылечко, гараж на две машины, участок с газоном - вот типичный портрет жилья из сабурбии. Занудство стандартной застройки и расчерченной на идеальные прямоугольнички планировки компенсировали скорость и низкая цена строительства.

Затем сабурбия стала расти и в других странах, где-то больше, где-то меньше. В странах, где не хватало больших земельных пространств, строительство на городских выселках пошло ввысь - собственный дом заменила собственная квартира в многоэтажном доме. Так явились миру спальные кварталы в мегаполисах, от Ла Дефанс в Париже до московских новостроек.

Сначала казалось, что сабурбия - воплощение "американской мечты" о собственном доме, просторном и уютном, но доступном по цене, возможность совместить работу в городе с прелестью загородной жизни. Несколько десятилетий спустя стало ясно, что это не так. Транспортные магистрали городов не справлялись с перегрузкой от миллионов автомобилей, растущий город расползался новыми слободками все дальше и дальше, время, проводимое в транспорте, росло, повышался уровень загазованности воздуха. А поселки среднему классу так и не удалось обжить толком.

Спальные районы не стали жилыми потому, что не были рассчитаны на пешехода. Каждый дом оставался островком. Жильцы покидали дом на машине, ехали на машине или на общественном транспорте на работу, оттуда в торговые центры-моллы, а по выходным - к местам развлечений. Улица была только полоской асфальта для перемещений. В пределах пешего хода была в лучшем случае школа или детский сад, а ехать за покупками, в кино, на спортивное соревнование, в лес или к реке приходилось на транспорте. Даже скверики и детские площадки были дефицитом и, как правило, были неухожены и запущены. Уюта не было, безопасности не было, поселки дряхлели, уровень преступности рос. Городские кварталы высокой застройки ветшали и делались опасными, превращаясь в каменные джунгли.

Распадающиеся сабурбии Америки внешне не похожи на спальные районы Москвы, но и там, и тут жизнь проходила в одном и том же ритме - короткими перебежками до остановки, метро или парковки и дальше - без остановки до нового места, порой в десятках километров. И сейчас, чтобы добраться до любимого кафе на тихой пешеходной улочке, мне надо ехать полчаса. Вместо того чтобы пройти три минуты от своей двери. У этой проблемы, общей для всего мира, есть название - urban sprawl, расползание мегаполиса.

Приоритет пешехода

Главная проблема города эпохи модернизма, перекочевавшая и в наш "постмодернистский период", - сама его организация. И в капиталистических, и в социалистических странах город разнесли на районы для сна и районы для работы. Офисно-торгово-музейный центр и удаленные от него жилые стандартизированные окраины, связанные а

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (464) 9 мая 2005
    Послание президента
    Содержание:
    Капитальный ремонт консерватизма

    Послание президента открыло предвыборную кампанию 2007-2008 годов. Неожиданно для всех Кремль сделал свой выбор в пользу либерального консерватизма. Сможет ли он убедить в правильности этого выбора "Единую Россию"?

    Экономика и финансы
    Политика
    Реклама