Старший лейтенант Садовенко

На улице Правды
Москва, 09.05.2005
«Эксперт» №17 (464)

Пользуясь современной терминологией, мой дедушка был оккупантом. Призванный в армию по частичной мобилизации осени 1939 года, он служил сперва в латвийском Двинске, а затем в Таллине начальником склада ГСМ. Там он и встретил заявление ТАСС от 14 июня 1941 года, опровергающее злонамеренные слухи о том, что Германия якобы готовится напасть на СССР. Впоследствии было принято считать, что этим заявлением Сталин дезориентировал армию и народ. Формально оно так и есть, за неделю до начала войны установка была дана не самая адекватная, многие, вероятно, и в самом деле были сбиты с толку, но, с другой стороны, весьма многих заявление ТАСС ориентировало вполне адекватно: "Война на пороге". К числу последних относился и дедушка. Сразу после заявления он спешно оформил отпуск, 18 июня сел в поезд с женой и детьми - моей тогда пятилетней матушкой и ее маленькой сестричкой, умершей потом осенью 1941-го в эвакуационном эшелоне, - и утром 22 июня прибыл в Москву на Ленинградский вокзал. В полдень репродукторы огласили выступление Молотова, дедушка оставил жену с дочками у жившей в Москве свойственницы и в тот же день выехал обратно в Таллин. Чтобы пройти со своей авторотой смертельное отступление от Таллина до ленинградских предместий - под огнем "мессершмиттов", владевших нашим небом безраздельно и расстреливавших наши колонны спокойно и методически.

Давным-давно, еще когда я был мал, а дедушка был жив и периодически похвалял мудрость т. Сталина, это семейное предание наводило меня на мысль, что с т. Сталиным и его мудростью тут не все сообразно. Доверься 14 июня 1941 года старший лейтенант Г. Я. Садовенко мудрости т. Сталина в полной мере, ни о каком отпуске не было бы и речи, а моя будущая матушка либо оказалась бы в оккупированном Таллине в качестве дочери советского офицера, либо под огнем "мессершмиттов" шла бы с обозом прямиком в ленинградскую блокаду. Что в том, что в другом случае мои шансы появиться на свет были бы ничтожными - матушка осталась жива, выросла и родила меня только потому, что в июне 1941 года сталинист дедушка ни на копейку не поверил т. Сталину. Причем речь шла не об оппозиционности (куда там!) и не о стремлении уклониться от воинского долга в каком-нибудь месте побезопаснее (с намерением пересидеть, где поспокойнее, 22 июня на фронт не выезжают), а только о том, что спасение своих близких - это сугубо частное дело советского человека, все тут зависит только от него, и никакой т. Сталин в этом деле не защита и не подмога. "Мы так Вам верили, товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе" - это никак не про мое семейное предание, где вера в т. Сталина и вера в себя сосуществовали как-то раздельно. Идеология - сама по себе, жизнь и смерть - сами по себе.

В августе 41-го, когда отступавшие уже приближались к Ленинграду, дед вторично явил спасительное двоемыслие. Когда его колонна полуторок проезжала мимо разрушенной железнодорожной станции, в одном из разбитых вагонов он заприметил макуху, т. е. подсолнечный жмых, которым кормят скотину.

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (464) 9 мая 2005
    Послание президента
    Содержание:
    Капитальный ремонт консерватизма

    Послание президента открыло предвыборную кампанию 2007-2008 годов. Неожиданно для всех Кремль сделал свой выбор в пользу либерального консерватизма. Сможет ли он убедить в правильности этого выбора "Единую Россию"?

    Экономика и финансы
    Политика
    Реклама