О мастерах по прыжкам в ширину

Разное
«Эксперт» №31 (477) 22 августа 2005
О мастерах по прыжкам в ширину

По случаю годовщины дефолта 1998 года социологи дружно опрашивали народ насчет возможности повторения такого события. Народ довольно дружно отозвался: ВЦИОМу 41% респондентов сказал, что повторение возможно в любой момент, а "Леваде-центру", конечно, - и все 52%.

Первая реакция на такой результат: совсем у нас публика невежественна. Тут государство ума не приложит, как в деньгах не потонуть, а половина граждан дефолта ждет. Но снобистская реакция (как всегда) верна разве что на терминологическом уровне, то есть не верна вообще. Да, дефолта как такового случиться не может: при таком количестве заначек даже нашим хлопотунам его не учинить; сколько-нибудь массовая беда с частными вкладами в банках тоже (тьфу-тьфу-тьфу!) маловероятна. Но и публика имеет в виду не их, что доказывается прекрасной динамикой суммы депозитов. Публика сказала, в сущности, другое: что не верит в надежность нынешней ситуации.

Например, потому, что считает крайне низким качество текущего управления. В те же дни ROMIR спрашивал граждан, как они оценивают работу правительства. Плохо они ее оценивают: 53% - "отрицательно" и "скорее отрицательно" и 41% - наоборот, причем положительно без "скорее" - семь процентов. И тут граждан можно понять. Социологи склонны связывать полученный ими прискорбный результат с январской монетизацией, но едва ли это - единственный или хотя бы основной фактор: специально проводимая серия опросов давно уже показала, что с монетизацией публика худо-бедно начала примиряться. Поводы для недовольства правительство дает постоянно, и главный из них, конечно, - стабфонд и бесконечная суета вокруг него.

Среднестатистический россиянин ни черта не понимает (и не должен понимать) в макроэкономике, но он всю жизнь ведет с переменным успехом собственное микрохозяйство и одарен здравым смыслом в точности так же, как любой министр. И потому он безошибочно чует грубое надувательство в речах, разъясняющих ему, что "нефтяные" деньги на его благо использованы быть никак не могут. Нет, бояться слова инфляция у нас приучены все, но сила этого заклятья уже поубавилась. Во-первых, инфляция все равно есть, она все равно всегда больше (а в этом году и заметно больше), чем рассчитывает и обещает правительство. К тому же известная часть граждан вполне способна, взяв в руки калькулятор и поискав в газетах исходные данные, прикинуть, каким именно ростом инфляции может грозить осуществление какой-нибудь из обсуждаемых трат, - и увидеть, что этот жуткий рост был бы в разы меньше дельты между обещанной и наблюдаемой инфляцией нынешнего года.

Во-вторых же (и это понимают даже те, кто не знает не только слов "денежная масса", но и слова "калькулятор"), не выдерживает критики самая логика борцов за неприкосновенность стабфондов с профицитами. Копить на черный день имеет смысл, поскольку это день. Копить на похороны имеет смысл, поскольку это разовое мероприятие. Будучи полунищим, копить на всю будущую, заведомо более длинную, чем удачный период, жизнь, не использовать удачу для перехода в и