Плохой хороший человек с деньгами

Экономика и финансы
Москва, 14.11.2005
«Эксперт» №43 (489)
Традиционную закрытость Центробанка Сергей Игнатьев приправил фирменными минфиновскими традициями: нежеланием признавать ошибки, неспособностью пересматривать решения в соответствии с изменившимися реалиями, полное игнорирование предложений бизнеса.

На прошлой неделе Владимир Путин предложил Госдуме своего кандидата на должность председателя Банка России - снова Сергея Михайловича Игнатьева, на новые четыре года. Это решение президента вызвало, мягко говоря, неоднозначную реакцию и среди аналитиков, и в банковских кругах. Сторонники Игнатьева - в первую очередь околоправительственные экономисты - указывают на его заслуги в монетарной политике: рекордные объемы золотовалютных резервов, умеренный темп инфляции, управляемое укрепление рубля. Согласиться с этими доводами можно, но с существенными оговорками.

Начнем с золотовалютных резервов (ЗВР). За время работы Сергея Михайловича на должности председателя Банка России они действительно выросли в 4,4 раза - c 37,5 млрд до 164,3 млрд долларов. Но справедливости ради стоит отметить, что личной заслуги г-на Игнатьева в том нет: Центробанк просто-напросто скупал валюту, полученную экспортерами-сырьевиками, что и вменено ему в обязанности Законом о валютном регулировании.

Еще одним большим достижением г-на Игнатьева на посту главы Центробанка называют введение бивалютной корзины - привязки курса рубля не только к доллару, но и к евро. Без этого, по некоторым оценкам, доллар стоил бы сегодня не 28 с лишним рублей, а 25 или даже 23 рубля с соответствующими печальными последствиями для конкурентоспособности российских предприятий. Однако если говорить о китайском импорте, который сегодня представляет основную проблему для российских производителей, то на него такие мелочи, как изменение курса доллара на три-четыре рубля, практически не влияют.

Что же касается инфляции, то, как известно, объявленные правительством планы по ее ограничению с треском проваливаются. Уверения же сторонников Игнатьева, что, мол, он, как глава Банка России, уже сделал для ограничения роста цен все от него зависящее, а планы нарушаются только из-за немонетарных, не зависящих от Центробанка факторов, несколько голословны.

сли Банк России должен в первую очередь заниматься решением монетарных задач, то Сергей Игнатьев на роль его руководителя вполне подходит. Но для проведения банковской реформы нужен совсем другой человек"

Пусть рост ЗВР, введение бивалютной корзины и ограничение инфляции - безусловные достижения нынешнего главы Банка России, но оттого претензий к нему не меньше. Самым существенным провалом Банка России в период руководства Сергея Игнатьева, стал, безусловно, прошлогодний банковский кризис. "Летом 2004-го было переплетение двух факторов, которые напрямую зависели от Центробанка, - говорит вице-президент Ассоциации региональных банков, бывший зампред ЦБ Александр Хандруев. - Первый фактор - в конце апреля ставки по межбанку подскочили на 20 процентов. А почему? Да потому, что Банк России резко изменил курс денежной политики - начал ограничивать предложение денег. И образовался кризис ликвидности. На это наложился непродуманный наезд на Содбизнесбанк. Ведь все же можно было тихо сделать, но сделали демонстративно. Как результат - получили кризис доверия и отток вклад

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (489) 14 ноября 2005
    Бунт во франции
    Содержание:
    Революция у них в крови

    Если французское правительство не сумеет решить застарелые проблемы общества, Франция может подарить Европе еще одну великую революцию

    Наука и технологии
    На улице Правды
    Повестка дня
    Реклама