Выхлоп великого соседа

Тема недели
«Эксперт» №46 (492) 5 декабря 2005
Слухи об амурской экологической катастрофе сильно преувеличены. Тем не менее в районе российско-китайской границы она может случиться в любое время
Выхлоп великого соседа

В воскресенье 13 ноября на химическом заводе в пригороде Цзилиня (он же Гирин, находится в северо-восточной Цзилиньской провинции Китая, граничащей с российским Приморьем, всего в 350 км от российской границы) произошла крупная авария. Мощный взрыв в 101-м цехе комбината, принадлежащего PetroChina Jilin Petrochemical Company (подразделение национальной PetroChina International), вызвал серию других взрывов и последующий пожар, в результате которых практически полностью была парализована деятельность этого одного из самых крупных и современных в Китае комплексных химических предприятий. Число его сотрудников превышает 1300 человек, специализация - выпуск компонентов для производства растворителей, красок, покрытий и адгезивов.

Сначала сообщалось об одном погибшем и 70 пострадавших, потом выяснилось, что те, кого считали пропавшими без вести, погибли, и число жертв, по сообщениям китайского информационного агентства "Синьхуа", увеличилось до пяти человек. Население окружающих поселков (около 10 тыс. человек) было эвакуировано. В результате пожара выгорело несколько цехов завода, а в реку Сунгари (Сунхуйцзян), по словам заместителя главы Управления по охране окружающей среды КНР Чжана Лицзюня, вылилось около 100 тонн вредных для здоровья человека веществ (анилина, бензола, нитробензола и других).

Ни заводское, ни местное начальство в течение четырех дней не оповещало о сливе ядовитых веществ в Сунгари центральные китайские власти (о пожаре сообщили сразу) - до тех пор, пока не стало ясно, что масштаб случившегося слишком велик и под угрозой десятимиллионный Харбин. Стало понятно, что происшедшее затронет и Россию, ведь Сунгари - крупнейший правый приток реки Амур, которая снабжает водой несколько больших русских городов (в том числе Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре). И если бы не это, событие могло бы остаться и вовсе не замеченным - мы почти привыкли к техногенным катастрофам, происходящим в соседней стране. Так, следя за передвижением отравленного пятна в сторону реки Амур, СМИ - по крайней мере печатные - практически оставили без внимания крупную шахтерскую трагедию на северо-востоке Китая в соседней с Цзилиньской провинцией Хэйлунцзян, случившуюся 28 ноября и унесшую по меньшей мере 68 горняцких жизней.

Министр иностранных дел КНР Ли Чжаосин от имени китайского правительства принес России запоздалые извинения за произошедшее в Гирине, пообещал компенсировать ущерб и поставить бесплатное оборудование для мониторинга химического состояния Амура и дал согласие на приезд российских специалистов для изучения ситуации на месте аварии на химзаводе в Цзилине.

Нарушение техники безопасности

Миллионный Гирин, или Цзилинь, в пригороде которого находится взорвавшийся завод, отметился несколькими важными историческими вехами, так или иначе связанными с нашей страной. Самое известная из них - здесь учился, а в 1929 году был арестован и сидел в тюрьме за коммунистическую пропаганду корейский вождь Ким Ир Сен, по легенде, попавший в этот город благодаря своему

Развал экологической вертикали

Интерес к вопросам охраны окружающей среды возник во всем мире, в том числе в СССР, в начале 70-х годов прошлого века. Знаковым событием у нас стало проведение в 1972 году специальной сессии Верховного Совета СССР, посвященной проблемам охраны природы. В начале 80-х при советах министров союзных и республиканских правительств начали создавать комиссии по окружающей среде. Однако вплоть до перестроечного времени единого государственного экологического ведомства так и не было создано, а вопросы экологии оставались одними из самых малозначащих в перечне государственных приоритетов.

Только после Чернобыльской катастрофы и под нарастающим давлением общественного экологического движения в январе 1988 года появилось постановление ЦК КПСС и Совмина СССР "О коренной перестройке дела охраны природы в стране". В соответствии с этим документом был создан Госкомитет СССР по охране природы (Госкомприрода СССР). Однако последовавшие вслед за этим годы борьбы союзных и российских ведомств свели на нет всю значимость этого нового ведомства.

В декабре 1991 года Верховный совет РСФСР принял Закон РСФСР "Об охране окружающей среды", который в течение следующих десяти лет был основой всего экологического законодательства России. В правительстве "младореформаторов" 1991 года природоохранная служба получила высокий статус Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов, главой которого стал Виктор Данилов-Данильян. Это был период недолгого аппаратного взлета экологии. Так, в 1991 году только центральный аппарат министерства насчитывал 1500 человек. В эти годы была фактически с нуля создана не только экологическая вертикаль, но и система экономических рычагов воздействия на производственные предприятия, платежей за загрязнение окружающей среды, экологических фондов и т. п.

В последующие годы полномочия и функции природоохранного ведомства неуклонно урезались в ходе каждой последующей правительственной реорганизации. Уже в 1996 году после очередных президентских выборов статус министерства был снижен до Госкомитета РФ по охране окружающей среды. К этому времени число сотрудников ведомства сократилось до 330 человек.

Самостоятельность природоохранное ведомство окончательно потеряло уже после вступления Владимира Путина в должность президента в 2000 году. Его функции были переданы Министерству природных ресурсов, которое фактически совмещало в рамках одной структуры контролера и контролируемые службы. Вслед за этим в 2002 году был принят новый закон "Об охране окружающей среды", по мнению большинства специалистов-экологов, серьезно ухудшающий возможности контроля и регулирования деятельности природопользователей.

Административная реформа 2004 года только закрепила развал природоохранных структур. Нынешнему главе Минприроды Юрию Трутневу приходится, с одной стороны, заниматься формированием природоохранной политики, а с другой - координировать и контролировать ведомства, занимающиеся управлением эксплуатации полезных ископаемых, водных и лесных ресурсов. Еще более усугубил ситуацию знаменитый 122-й закон, благодаря которому регионы лишились полномочий по экологическому контролю.