В неестественной позе

Тема недели
«Эксперт» №5 (499) 6 февраля 2006
Следствие по делу об избиении рядового Сычева зашло в тупик
В неестественной позе

Полигон Бишкиль -- 60 километров от Челябинска. Казарма №1. Под потолком висит включенный телевизор с приглушенным звуком. Перед телевизором сидят солдаты батальона обеспечения танкового училища, человек двадцать. Под телевизором стоит председатель комиссии Общественной палаты по надзору за деятельностью правоохранительных органов Анатолий Кучерена, известный адвокат. Все свое адвокатское красноречие Кучерена растерял где-то по дороге в эту казарму. Запинаясь, он говорит: "Расскажите, пожалуйста, как все было в новогоднюю ночь, я должен объективно разобраться в этой истории. Объективно, понимаете?" Слово "объективно" Кучерена произносит уже, кажется, в десятый раз -- солдаты молчат, не смотрят на Кучерену. Наконец встает старший -- Антон, заместитель командира взвода, сержант-контрактник. Постоянно одергивая форменную куртку, Антон говорит:

-- А что тут рассказывать? Просто же все. Парень не хотел служить. Уж не знаю, что там у него было: может быть, мама письмо прислала -- приезжай, сынок, я по тебе скучаю, я заболела. А он три месяца провел на призывном пункте, разных историй наслушался о том, как люди к маме уезжают. Я сам помню ­­ у нас люди иголки глотали, чтобы домой попасть. Вот и он себе что-нибудь такое сделал. У меня тоже когда-то такое настроение было, а теперь прошло, я даже по контракту службу продолжил.

-- То есть Сычева никто не бил? -- осторожно интересуется Кучерена. Солдаты оживают, начинают гудеть почти хором: "Нет, не бил никто". Когда Кучерена произносит имя младшего сержанта Сивякова, арестованного по обвинению в издевательствах над Андреем Сычевым, солдаты так же хором отвечают, что Сивяков -- хороший парень, никого никогда не обижал, пользовался всеобщим уважением и ни в чем не виноват.

Каноническая версия

Кучерена молчит. Солдаты говорят неправду -- это очевидно.

А правда -- ее и без солдат все знают. Правда -- это то, что всю новогоднюю ночь группа старослужащих батальона обеспечения издевалась над молодыми солдатами. Солдат было девять. Восьмерых просто избили, а над девятым, Андреем Сычевым, издевались всю ночь. Вначале насиловали, привязав за руки и за ноги скотчем то ли к койке, то ли к нескольким стульям, потом один из старослужащих -- тот самый Александр Сивяков, который сейчас арестован, -- заставлял Сычева более трех часов стоять в положении полуприседа и при этом бил его по ногам. Наутро Сычев не смог встать на построение, факт издевательств командование скрывало до тех пор, пока солдат не потерял сознание и не был доставлен в городскую (то есть гражданскую) больницу. Там врачи ампутировали ему обе ноги и половые органы, а через некоторое время -- еще и безымянный палец правой руки. Все это время информацию о случившемся тщательно скрывали, только 25 января, то есть больше чем через три недели после инцидента, она дошла до Москвы, до Главной военной прокуратуры (ГВП), которая выпустила официальное заявление по поводу произошедшего в Челябинске, а на следующий день министр обороны Сергей Иванов, отвечая на вопрос