Избыточный миф

Книги
Москва, 24.04.2006
«Эксперт» №16 (510)
Осетинский исследователь превратил Грузию в Персию

Конфликту в Южной Осетии давно не хватало осмысления. Одна из бед непризнанной республики в том, что она традиционно оставалась на периферии -- и политической, и интеллектуальной, причем как для Тбилиси, так и для Владикавказа. Основные осетинские научные и идеологические центры находились и находятся по другую сторону Кавказского хребта. В Тбилиси же предпочитали лишний раз не вспоминать о немногочисленном осетинском населении, проживавшем в бывшей автономной области Грузинской ССР, а если и вспоминали, то далеко не в "проосетинском" контексте.

Отчасти поэтому грузино-осетинский конфликт долгое время был лишен такой интеллектуальной "подкладки", которая имеется, к примеру, у конфликта грузино-абхазского. Мифы, идеология, политические и правовые аргументы осетинской стороны конфликта не отличались глубокой проработкой и, что может быть даже важнее, современным интеллектуальным "языком". Книга Марка Блиева нацелена на заполнение этого пробела, правда, не столько в научной, сколько в идеологической части.

Можно быть уверенным, что книгу с бешенством встретят в Тбилиси. Она посягает на "святая святых" современной грузинской политической идеологии -- миф о маленькой европейской стране, которой соседние восточные и северные "варвары" веками не давали сделать "западный выбор". Замысел Блиева заключается в том, чтобы развернуть этот миф на 180 градусов и связать грузинскую политическую традицию не с Западом, а с Востоком, причем Востоком, описанным в классических европоцентристских канонах -- "деспотизм", "рабство", "жестокость", "лицемерие" и т. п. Идея эта в политическом плане весьма плодотворна, ведь выяснение того, какая из сторон грузино-осетинского конфликта является "демократической" ("западной"), а какая "авторитарной" ("восточной"), присутствует в логике грузинской дипломатии в качестве важного средства воздействия на западноевропейскую и американскую аудиторию.

К тому же в советской историографической традиции имеются солидные пласты, связанные, с одной стороны, с изучением феодализма в Закавказье, а с другой -- с многообразными обличениями грузинской, да и не только грузинской "феодальной знати", на которую довольно остроумно перекладывалась ответственность едва ли не за любые конфликты и трения, возникавшие в ходе присоединения Кавказа к Российской империи. На эти пласты и опирается во многом Марк Блиев.

Центральная мысль книги заключается в том, что во время персидского владычества над частью территории будущей Грузии была адаптирована персидская модель феодализма. Эта модель (как, кстати, и близкая к ней османская, а также, как ни парадоксально, российская) основывалась на том, что условием владения землей и получения доходов с нее являлась военная служба. Верховным собственником земли при этом являлось государство (для западноевропейской модели характерно существование частной земельной собственности). Блиев пишет: "Эта система, собственно, становилась основой, на которой зиждилось крайне деспотичное господство персов в грузинских феодаль

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (510) 24 апреля 2006
    Валюта
    Содержание:
    Подъем-переворот

    Период роста процентных ставок Федеральной резервной системы США закончился. В ближайший год все ожидают падения доллара и интенсивной ревальвации валют развивающихся стран, в том числе России

    Обзор почты
    Культура
    Реклама