За чувство меры

Тема недели
«Эксперт» №22 (516) 12 июня 2006
Майская антикоррупционная активность Генпрокуратуры оказалась чрезмерной, так как превращала прокуратуру в неконтролируемого политического игрока. Новый генпрокурор должен будет вывести обвинителей из политики
За чувство меры

Генпрокурор Владимир Устинов отправлен в отставку. Формально в представлении Совету Федерации об отставке значилось "по собственному желанию", однако вряд ли кто-то всерьез предположил, что Устинов, еще накануне уверенно заявлявший в Минске о том, что в ближайшее время следует ожидать громких арестов, вдруг решил оставить свой пост и удалиться на заслуженный отдых. Да и само представление было составлено так, что не оставляло сомнений: отставка не добровольная (в документе не было никаких объяснений причин отставки, зато была просьба рассмотреть вопрос в отсутствие генпрокурора).

Еще до вечера четверга об отставке Устинова не знал почти никто, в том числе и в среде самых влиятельных и осведомленных членов кремлевской команды. Вечером же в четверг в Кремль были приглашены глава Совета Федерации Миронов он встретился с Владимиром Путиным и несколько сенаторов, которых уведомили об изменении повестки дня утреннего заседания. Причем, судя по всему, в четверг вечером еще точно не было известно, будет ли представление о добровольной отставке от самого Устинова.

На утро новостные ленты с интервалом в пятнадцать минут сообщили сначала о том, что президент направил в Совет Федерации представление об отставке генпрокурора, а затем о том, что отставка верхней палатой принята. Несмотря на неожиданность происходящего, сенаторы, даже и не вспомнив о том, что всего два месяца назад они утвердили Устинова генпрокурором на пять лет, без какого-либо обсуждения приняли отставку практически единогласно (всего двое воздержавшихся).

В самой Генпрокуратуре об отставке узнали из сообщений новостных лент. Причем известие это вызвало в организации настоящий шок. Об отставке, по нашим сведениям, не знали и в силовых структурах (во всяком случае, до четверга). Устинов был одной из тех фигур, твердость положения которых сомнению не подвергалась.

В официальных заявлениях специально подчеркивалось, что отставка Устинова не носит "политического характера". В этом же духе были выдержаны и телекомментарии первых каналов. При этом никаких даже самых общих объяснений отставки ни официальные заявления, ни телерепортажи не предложили. Что же послужило причиной столь скоропалительной отставки и что за ней последует? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо рассмотреть последние действия прокуратуры, благо эта организация и ее руководитель в последние месяцы были на удивление активны.

По всем фронтам

Политический бенефис прокуратуры начался с громких уголовных дел против таможенных чиновников. Еще в конце апреля были задержаны глава Дальневосточного таможенного управления Эрнест Бахшецян и его первый зам Александра Воробьева. Обоих обвиняли в превышении должностных полномочий, причем в вину им вменялось использование особой схемы растаможивания грузов, небезупречной с точки зрения законодательства, но согласованной с руководством и местными правоохранительными органами (см. "Вторая таможенная война").

Затем последовала еще серия арестов и в центральном аппарате Федеральной таможенной