Путин и прокуроры

Политика
Москва, 10.07.2006
«Эксперт» №26 (520)
Обмен должностями между Владимиром Устиновым и Юрием Чайкой не стоит воспринимать как чисто аппаратную рокировку. Более того, в ближайшее время стоит ожидать серьезных изменений в кадровом составе и функциях многих силовых ведомств

Увольнение Владимира Устинова наделало много шуму. Все принялись просчитывать расклады сил во властных группировках и рассуждать о грядущей реформе прокуратуры. Однако после размена должностями Устинова и Юрия Чайки, министра юстиции, страсти заметно поутихли. Такая рокировка поставила экспертов в тупик, и, немного помусолив эту тему, они довольно быстро оставили своим вниманием и Генпрокуратуру, и реформу силовых структур, сойдясь во мнении, что президент опять всех обманул с отставкой Устинова и ловить здесь решительно нечего.

Но, по всей вероятности, вопрос о рокировке с повестки дня вовсе не снят. И даже наоборот: это едва ли не ключевой политический вопрос сегодняшнего дня. Пока все продолжают говорить о "бессмысленной перестановке чиновников", в самой прокуратуре и силовых структурах, прямо с ней связанных, происходит заметное движение.

Туманные контуры реформы

На минувшей неделе произошло сразу несколько весьма значимых событий. Во-первых, встреча Владимира Путина с Юрием Чайкой, на которой новый генпрокурор разъяснил, как будут теперь разделены функции надзора и следствия: "В Генпрокуратуре расследование особо важных дел будет курировать один мой заместитель, а функции надзора другой". Путин специально уточнил, будет ли это происходить в рамках одного ведомства, на что получил утвердительный ответ.

Совмещение функций следствия и надзора одна из главных причин критики нынешней системы прокуратуры. Ситуация, когда одна и та же структура ведет следствие, выступает с обвинением и осуществляет надзор за следствием, действительно выглядит крайне сомнительно. Причем функция надзора в прокуратуре не была закреплена структурно и исполнялась вполне хаотично. Эта ситуация, естественно, привела к многочисленным разговорам о необходимости выделения из прокуратуры надзорной функции и передачи ее Минюсту. После отставки Устинова тема реформы прокуратуры резко актуализировалась, и все ждали, что одним из первых решений будет именно это (назначение Устинова в Минюст этому не противоречило). Однако первые же действия Чайки пошли совсем в другом направлении он создал внутри прокуратуры надзорную вертикаль, тем самым закрепив эту функцию за прокуратурой.

Во-вторых, Путин своим указом отправил в отставку начальников следственных управлений МВД шести федеральных округов (всех, за исключением Центрального). Следственное управление МВД с прокуратурой напрямую не связано, однако эти отставки трудно воспринимать вне дискуссии о будущем следственных органов. Выделение из прокуратуры следствия тоже одна из ключевых позиций, об этом в последнее время много говорят. В частности, по одному из вариантов реформы следственные функции должны сосредоточиться в следственном комитете МВД, по другому в отдельной следственной структуре, не связанной ни с МВД, ни с прокуратурой. Ну и наконец, следственные функции могут быть оставлены и за МВД, и за прокуратурой. В самом следственном комитете МВД эти отставки были восприняты именно как шаг к созданию отдельного следственного

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (520) 10 июля 2006
    Мировые финансы
    Содержание:
    Откуда не ждали

    Отток капитала с развивающихся рынков наиболее сильно ударил по Турции. Масштабы разразившегося в стране финансового кризиса пока невелики, но он показал, что в экономике страны есть масса нерешенных проблем

    Обзор почты
    Русский бизнес
    Реклама