Зигзаг томской молнии

Наука и технологии
«Эксперт» №35 (529) 25 сентября 2006
Разработка лаборатории Томского НИИ высоких напряжений помогает бурить скважины на шельфе, крепить зеркала к спутникам и очищать воду. К томичам выстроилась очередь из ТНК. Россия выжидает
Зигзаг томской молнии

Сегодня в Томском НИИ высоких напряжений нередко можно встретить эмиссаров западных транснациональных корпораций. Shell, Schlumberger, BP изучают опыт томичей по мгновенному превращению твердой породы в порошок, заказывают им НИОКР и надеются использовать их опыт в бурении на шельфе. Китайцы и корейцы с помощью сибирского ноу-хау намерены очищать воду и осуществлять низкотемпературную пайку различных материалов. Американский венчур больше интересуют новые виды твердых топлив, которые могут разработать в Томске. Просыпаются в последние годы и наши военные и энергетики — им от Томского НИИ ВН нужны новые сплавы и силовая электроника.

Такая востребованность советского технологического задела умилит иного читателя: наконец мы получили конверсию и коммерциализацию в одном флаконе! Правда, для этого еще нужно было пережить увольнения, искус заокеанских покупок с потрохами, финансовый кризис и тесное сотрудничество с нашими и зарубежными спецслужбами.

Николай Яворовский, руководитель лаборатории № 12 Томского НИИ ВН, проект которой победил в пятом Конкурсе русских инноваций (премия корпорации 3М), считает, что ему просто повезло как ученому. Обнаружить такой «судьбоносный» эффект, который окажется применимым в добром десятке отраслей, дано не каждому.

«Представляешь, я взял и в изолированной камере, наполненной аргоном, электрическим импульсом взорвал кусок алюминиевого провода, — вспоминает Яворовский. — Собрал какое-то количество остатков, посмотрел в электронный микроскоп и увидел, что это очень интересно. После взрыва получились сферические частицы, такие идеальные шарики. Химическая технология дает бесформенные куски, а здесь металлическая частица идеально шарообразная».

Получить с помощью электроимпульсного взрыва мириады наночастиц идеальной формы мало-мальски образованному человеку кажется фантастикой. А начиналось все, как водится, в постсоветской инновационной среде, с военного заказа — в 60-е стране нужно было сумасшедшими темпами строить ракетные шахты, и военные понимали, что с традиционными методами строительства в сроки уложиться не удастся.

Как закопать ракету

В 1956 году в Томском политехническом институте создается кафедра техники высоких напряжений (ТВН). По словам Николая Яворовского, кафедра создавалась под проблему электроимпульсного бурения: ученые полагали, что эта технология окажется весьма перспективной для бурения твердых и сверхтвердых пород, в которых и предполагалось создавать шахтные комплексы МБР.

Организовал кафедру и возглавил ее ректор ТПИ профессор Александр Воробьев, крупный ученый и, как нередко случалось в советской науке того времени, талантливый организатор. Под его руководством начались фундаментальные исследования физики диэлектриков, прежде всего их электрического пробоя. Он привлек к этим работам ученых разного профиля — механиков, физиков, химиков, электриков. Исследования показывали, что если вокруг подготовленной, к примеру, в гранитной породе трубы, залитой изолирующей жидкостью (сначала речь шла о трансф