«Будет абсолютная свобода…»

Политика
«Эксперт» №43 (537) 20 ноября 2006
«Будет абсолютная свобода…»

Автор поправок в законопроект об основных гарантиях избирательных прав депутат Госдумы Александр Москалец считает, что отношения в политике должны быть порядочными.

— Какие цели преследует отмена нормы о минимальном пороге явки?

— Мы приводим нормы, касающиеся явки, в соответствие с законодательными решениями, которые уже заложены в других нормативных актах, в том числе в Конституции. В Конституции, в Законе об основных гарантиях избирательных прав говорится, что выборы у нас свободные. И государство гарантирует каждому свободное волеизъявление. Никто не вправе оказывать давление на гражданина с целью понудить его к участию или неучастию в выборах или референдуме. В законе это уже давно заложено. А дальше там было написано о минимальном пороге явки. Тогда, выполняя требование о минимальном пороге явки, мы должны каким-то образом наступить на свободу этого человека.

Страна развивается, и развивается позитивно, правосознание граждан растет. У нас уже нет групп населения, ко всему индифферентных, только отдельные личности, политически и экономически неактивные. Народ уже способен сделать выбор — идти или не идти на выборы. Я думаю, он сделает выбор идти на выборы. И высказать свое мнение. А вот тут как раз будет абсолютная свобода.

— Вам не кажется, что снятие порога явки приведет к расцвету административного ресурса — ведь власти не будут больше опасаться срыва выборов?

— Это совершенно неправильный довод. Кто сегодня мешает гражданину прийти на избирательный участок и, даже если он не хочет голосовать, забрать бюллетень с собой? Испортить бюллетень и бросить его в урну? Или написать на нем фамилию человека, которому он доверяет? Или вычеркнуть все фамилии кандидатов?

— Но это решение не будет иметь юридической силы.

— В юридическом плане неявка — то же самое. Никакой разницы в этом нет. Это не довод, совершенно не довод. Главное, граждане не остались без альтернативы. И не должны идти только в заданном коридоре. А вот тут как раз мы коридор, наоборот, расширили.

— Вам не кажется, что запрет критики оппонентов по телевидению во время выборов закрывает возможности предвыборной борьбы вообще? Можно ли выиграть выборы, не критикуя соперника?

— Это неправильное восприятие данной нормы. Никто не возражает против критики. Все возражают против клеветы и оскорблений.

— Но для борьбы с клеветой и оскорблениями есть Уголовный кодекс. Да и в новом законопроекте сказано не про клевету, а про «описание возможных негативных последствий» в случае выигрыша соперника.

— Мы говорим, что отношения в политике должны быть порядочными. У нас в России всегда оказывается виноват тот, кого облили грязью. Надо поставить теперь кандидату определенные условия: если ты идешь на выборы и тебе дают средство массовой информации, держи себя в рамках.

— А как дебаты проводить без критики?

— А кто запрещает критиковать? Критикуйте! Но мы выстраиваем правила поведения.