Переростки

В 2006 году крупный российский частный капитал резко активизировал транснациональную экспансию. Задачи реиндустриализации хозяйства собственной страны при этом не могут быть решены без активизации промышленной политики государства

Когда шесть лет назад вопрос о хозяйственном росте в России после десятилетия «экономики спада» впервые встал в повестку дня — это само по себе было прорывом. Сейчас, на наш взгляд, пора ставить более значительную задачу — о максимизации темпов промышленного роста. Почему российская экономика должна расти на 7% в год, а не на 9, 11 или 12%? Есть ли вообще у нас резервы экономического роста? Если да, то какие и как их задействовать? Какова должна быть структура инвестиций в идеально растущей экономике? Ответить на эти вопросы крайне сложно. Но ведь с чего-то начинать надо.

Управление ростом

Первое наблюдение, которое стоит сделать, — исторического плана. А именно: структура инвестиций в странах, которые всегда приводят в качестве примеров экономического чуда, разительно отличалась от нынешней российской. Мы пока не располагаем конкретными цифрами, но по нарративным текстам об экономическом буме в Японии, Германии, США следует, что серьезная доля этих инвестиций долгие годы приходилась на базовые отрасли — инфраструктуру, включая энергетику, и тяжелую промышленность. До самого последнего времени в структуре внутренних российских инвестиций преобладали ТЭК и потребительские сектора. Лишь в прошлом году начался инвестиционный бум в строительстве и промышленности стройматериалов, осуществление ряда крупных инфраструктурных проектов (СЕГ, ВСТО), была утверждена масштабная многолетняя инвестпрограмма развития электроэнергетики.

Тут, конечно, можно возразить: послевоенный бум в Германии и Японии необходимо вызывал именно такую структуру инвестиций, ведь промышленность этих стран была практически разрушена. От СССР же нам достались пусть и не самые эффективные, зато вполне целые промышленные активы, да еще и в большом количестве. Поэтому восстановительный рост экономики предопределен, так сказать, по объективно-историческим обстоятельствам. Так-то оно так, только вот загвоздка. Инфраструктура и тяжелая индустрия Германии и Японии создавались под нужды рыночной неизолированной и невоенизированной экономики этих стран. Российские же активы — детище закрытой плановой военно-промышленной системы. Они не отвечают тем задачам, которые решает сейчас российская экономика. Поэтому восстановительный рост в этих отраслях — это благо, но благо временное. Нам неизбежно потребуется серьезное капитальное промышленное строительство. Если хотите, российская экономика должна быть серьезно доиндустриализована, а точнее — реиндустриализована под нужды суверенной рыночной высокотехнологичной экономики, которую мы хотим создать в России.

Что такое реиндустриализация? Это мощная инвестиционная активность в базовых отраслях экономики — транспорте, энергетике, тяжелом машиностроении, металлургии, химии. Нельзя сказать, что здесь ничего не происходит. Вот, например, строится Северо-Европейский газопровод и нефтепровод из Восточной Сибири к Тихому океану. Но даже в нефтегазовой сфере, приносящей государству сотни миллиардов долларов экспортных поступлений, этого недостаточно. Разве

У партнеров

    Реклама