После смерти

Книги
«Эксперт» №14 (555) 9 апреля 2007
После смерти

«Результат был мгновенным и пугающе точным. Среди шестнадцати тысяч трехсот восьми пешеходов, водителей и пассажиров… девять тысяч шестьсот одиннадцать персон сейчас мыслили о деньгах, и только о деньгах, наличных и безналичных...»

Возможность вести такую статистику дарована неведомо чьей волею гражданину Безукладникову А. П., интеллигентному неудачнику средних лет, потерявшему работу и любимую жену. Отчаявшись, берется он за оголенный кабель… а оклемавшись, обнаруживает в себе способность получать моментальный исчерпывающий ответ на любые заданные себе вопросы. На любые. Есть ли Бог, что после смерти, где взять пятьсот тонн гринов. И начинается головоломная одиссея, в которой есть садистический бандит-депутат, киллеры, шпики, серьезные конторы типа ФАПСИ и АНБ, любовь, множество детективных заплетов и еще больше грусти.

Игорь Сахновский, чей сборник «Счастливцы и безумцы» получил «эротическую» литпремию «Русский Декамерон» и побывал в шорт-листе «Нацбеста», сочинил романную завязку типа «аж боязно»: набор возможностей таков, что трудно выбрать и сладить. Что сделает маленький в наилучшем смысле — скромный и совестливый — человек с властью почти божественной и что она сделает с ним? Примерно такую фабульно-философскую штангу пытался выжать Борис Стругацкий в «Бессильных мира сего» — и не сказать чтоб однозначно преуспел, даром что патриарх-магнум… Сахновский, однако, от многопудового экзистенциального снаряда элегантно отстранился: у него вышел притчевый — но триллер, триллер — но интеллигентный, равно далекий и от зубодробительного голливудского боевика, и от стивен-кинговской паранойи. Печальная чудная история, добавляющая к обкатанной предшественниками констатации, что «во многие знания многие печали», еще и риторический вопрос: неужто нам и впрямь не о чем спросить высшие силы, кроме «где бабло, бля» и «каковы маршруты российских ракетных поездов»?

Ах да: «Что после смерти?» «Если бы я этого не знал, мне было бы в тысячу раз легче». Нам легче: мы не знаем.