Государственная нецелесообразность

Политика
«Эксперт» №21 (562) 4 июня 2007
Запрет на вывоз человеческого биоматериала не имеет пока разумного обоснования, но уже создал много проблем, причем не только фармакологическим компаниям, но и непосредственно гражданам
Государственная нецелесообразность

С 28 мая Федеральная таможенная служба без каких-либо объяснений ввела запрет на вывоз из России человеческих биоматериалов — то есть любых человеческих органов, жидкостей (в том числе крови) и тканей. Причину введения этой меры понять так и не удалось, зато ее следствия ощутимо заявили о себе сразу же — и вызвали заметное общественное недоумение.

Кто и зачем вывозит

Существует несколько основных каналов вывоза биоматериалов.

Во-первых, это клинические испытания западных фармакологических компаний в России. Нормы таких испытаний предусматривают, что часть анализа результатов делается на месте, часть в лабораториях. В России очень мало лабораторий, прошедших международную сертификацию, а потому большую часть отправляют в «домашние» лаборатории компаний. В данном канале нет ничего необычного и предосудительного. Сегодня такие исследования проходят по всему миру, в том числе во всех европейских странах, и точно так же оттуда вывозятся биопрепараты. Рынок таких исследований оценивается более чем в 100 млн долларов. И запрет наносит по нему существенный удар. Разумеется, трагедии тут нет — решить проблему можно было бы дополнительными вложениями фармкомпаний в создание в России современных лабораторий и получение соответствующих сертификатов, однако и государственного смысла в атаке на фармкомпании никакого.

Во-вторых, запрет на вывоз биоматериалов непосредственно затронет многие научные исследования в медицине, фармакологии, генетике, которые требуют дополнительных анализов в западных лабораториях (в частности, это касается тонких исследований крови, которые в наших лабораториях не делают). Кроме того, для получения международных сертификатов исследований необходимо подтверждение их результатов в западных лабораториях.

Ну и наконец, самое значимое и болезненное. Дело в том, что для многих онкологических больных возможность отправлять за границу образцы для типирования (определение тканевой совместимости) крови или костного мозга буквально вопрос жизни и смерти. Нужен донор для трансплантации костного мозга, а чтобы из десятков тысяч найти подходящего, надо доставить образец от больного в Германию, в центр единого реестра доноров. Плюс лечение многих, не только онкологических, пациентов непосредственно связано с диагностикой и подтверждением анализов крови в западных клиниках.

Этот неожиданный и немотивированный удар по конкретным людям вызвал бурную общественную реакцию и тут же сделал новость о распоряжении ФТС одной из главных обсуждаемых тем.

Впрочем, как только поднялась волна возмущения, Министерство здравоохранения и социального развития тут же заявило, что к этой инициативе никакого отношения не имеет, а замминистра Владимир Стародубов специально подчеркнул, что «решение ФТС касается вывоза больших партий биообразцов, которые не имеют отношения к лечению конкретных пациентов». Однако большинство образцов для типирования переправляется не по отдельности, а партиями, и пока запрет на них распространяется в полной мере.

Призрак генно-биолог