Шахтеров подсаживают на химию

Международный бизнес
«Эксперт» №34 (575) 17 сентября 2007
Немецкий холдинг RAG проводит реструктуризацию. Это часть плана местного правительства — в ходе ликвидации угольной отрасли переложить часть социальных обязательств властей на плечи химического бизнеса
Шахтеров подсаживают на химию

Холдинг RAG (Ruhrkohle Aktiengesellschaft) — единственный поставщик угля в стране. В среду 12 сентября правление RAG объявило о реорганизации собственной структуры и объединении принадлежащих ему активов в химии (Degussa), энергетике (STEAG) и недвижимости (RAG Immobilien) в новую компанию Evonik Industries. В новую структуру не войдут убыточные угольные активы, ныне финансируемые правительством. Разбираться же с проблемами угольщиков теперь будет специально созданный фонд, которому и отдадут контрольный пакет акций Evonik. Деньги на закрытие шахт и пособия шахтерам этот фонд должен заработать сам либо за счет продажи акций Evonik, либо за счет дивидендов этой компании. Впрочем, фонд может надеяться и на госфинансирование.

Почему же частной компании RAG приходится заниматься социалкой? Немецкое правительство поступило довольно грамотно. Если раньше оно прямо тратило деньги на шахтеров и шахты, то теперь решило «эту лавочку прикрыть». И реципиент дотаций, RAG, был вынужден сам придумать такую схему своей реструктуризации, при которой у компании остается шанс на государственное вспомоществование. Однако теперь и RAG, и новой структуре придется поработать как следует. Evonik — над капитализацией, для чего после вывода за баланс убыточного угля уже созданы все условия. А RAG — над своими прямыми обязанностями, быстрейшей ликвидацией угольной отрасли страны вместе со всеми ее проблемами. Ведь к 2018 году финансовая помощь властей, направленная на поддержку угольщиков, будет почти полностью остановлена.

Будут ли пострадавшие? Уже есть. Это химический бизнес Degussa, вынужденный тратить часть прибыли на шахтеров, а не на собственное развитие.

Деньги — в шахты

Дотации угольной отрасли в Германии состоят из нескольких частей и включают в себя собственно субсидирование производственной деятельности (покрытие разницы между себестоимостью добычи угля и его рыночной ценой), а также возмещение затрат на закрытие шахт, выплату пенсий и пособий бывшим шахтерам и поддержание законсервированных выработок в безопасном состоянии. Решение подобных вопросов в России было радикальнее, однако в Германии у шахтерской проблемы политическая составляющая оказалась намного более весомой. Дело в том, что бывшие и нынешние труженики забоя являются ценным электоральным ресурсом для СДПГ, в бытность которой у власти дотации угольщикам доходили до 5 млрд евро в год (вдвое больше, чем сейчас). Кстати, возглавляет RAG бывший министр экономики в правительстве Герхарда Шредера — Вернер Мюллер.

После смены власти в Германии господдержку угольной отрасли (как, впрочем, и ряда других направлений экономики) было решено сократить. Однако СДПГ, мобилизовавшая профсоюзы на сопротивление планам правительства, добилась того, что, во-первых, дотации будут сокращаться постепенно и сойдут на нет только через десять лет (вместе с самой добычей угля, замещенной импортными поставками), а во-вторых, часть бремени социальных расходов будет переложена на нынешнего собственника шахт, то есть RAG. В ход

Откуда у RAG взялась химия

Формирование конгломерата, коим сейчас является RAG, происходило на протяжении нескольких последних десятилетий. Изначально компания, созданная в 1969 году, занималась лишь добычей каменного угля. Вскоре интересы RAG естественным образом распространились на энергетику, и в состав компании вошло подразделение STEAG, занимающееся строительством и модернизацией угольных электростанций в Германии и за рубежом. С начала 1970-х добыча угля в Германии начала планомерно сокращаться (с переходом энергетики на нефть и газ), а RAG стал получателем субсидий из федерального бюджета и бюджетов земель. А главными акционерами RAG стали те, кто мог извлекать прямую выгоду из этого, то есть основные потребители угля — энергетики и металлурги (см. график 2).

Химические производства оказались в составе этого дотационного наследия немецкой индустриализации в результате череды сделок M&A. В конце 1990-х энергетические компании VIAG и VEBA включили в свой состав ряд химических активов (соответственно, Goldschmidt, SKW и Degussa, Hüls). В 2000 году состоялось объединение VIAG и VEBA в E.On, а годом позже та же судьба постигла и их химические подразделения. Новой компании оставили название одной из поглощенных структур — Degussa. Вскоре E.On занялась консолидацией энергетических активов и замахнулась на своего ближайшего конкурента в Германии — Ruhrgas. Она решила обменять 46% акций своего подразделения Degussa на 18% акций Ruhrgas, которыми обладал RAG. Согласие последнего было нетрудно получить, поскольку крупнейшим акционером RAG являлась все та же E.On (см. график 1). Сделка состоялась в 2003 году. Так Degussa оказалась у угольщиков, которые спустя три года легко довели свой пакет в ней до контрольного.