Россия — пессимистам

Россия: пять веков империи / Русская цивилизация Несмотря на многочисленные поражения и провалы, Россия продолжала свой собственный путь в мировой истории. И будет продолжать его впредь

Империя строилась триста лет и рухнула в триста дней!

Редьярд Киплинг. «Россия — пацифистам», 1918

29 мая 1453 года пал Константинополь. Это событие во многом предопределило будущую имперскую судьбу России — и экономически, и политически.

Русь, которая комфортно чувствовала себя в роли младшего брата Византийской империи, окончательно сходит с исторической арены. Торговый путь «из варяг в греки» прекращает свое существование — за неимением «греков». С продвижением Османской империи восточно-средиземноморская торговля приостанавливается, венецианские и генуэзские купцы отброшены. Транзитное положение Киева теряет былую важность.

Между тем волжский торговый путь продолжает действовать, более того, его значение возрастает — чуть позже за доступ к этому пути будут жестко конкурировать англичане и голландцы. Перемещение центра русского государства в Москву приобретает необратимый характер. Приднепровские же земли надолго становятся глубокой европейской провинцией и вернут свое значение только к концу XVIII века — как пашня для значительно расширившейся международной торговли зерном.

Но это будет позже. К концу же XV века, при царе Иване III, Московское царство окончательно складывается как важный европейский игрок. Отсюда и начинается восхождение того государства, которому в полном смысле наследует сегодняшняя Россия.

Примерно тогда же была впервые выдвинута концепция о Москве как о Третьем Риме. Наиболее известная историографическая трактовка приписывает авторство этой формулировки старцу Елизарова монастыря во Пскове Фелофею — в послании Василию III Ивановичу в начале XVI века. Именно оттуда знаменитая фраза о том, что «два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать».

Но еще в 1492 году митрополит Московский и всея Руси Зосима, близкий к Ивану III, в целом уже разработал основы проекта «Москва — Третий Рим». Проекта вполне естественного, поскольку не мыслящее себя вне веры, вне ортодоксального христианства Московское царство просто не могло политически и мировоззренчески не отреагировать на падение Константинополя.

Москва стала на путь строительства русской православной империи.

Две дилеммы

В 1917 году эта империя падет. Советский Союз в известном смысле продолжит имперскую традицию и решит целый ряд задач, которые оказались не под силу короне, но в конечном итоге и он окажется несостоятелен.

Можно спорить, где была допущена роковая ошибка, из-за которой обрушилось русское православие: виноват ли Иван Грозный, церковный раскол или превращение церкви в духовно-чиновное ведомство Петром Великим? Можно спорить, какое именно военное поражение окончательно зафиксировало отставание Российской империи от Запада: унизительная ли Крымская война, ошеломляющий ли провал русско-японской кампании или опрометчиво-катастрофическая Первая мировая? Наконец, была ли революция 1917 года историческим прорывом или катастрофой, спасли большевики/коммунисты Россию или добили ее?

Единства взглядов по всем этим вопросам в обществе как не было, так и нет. И не ясно,