Первые сто дней — Медведева и наши

Политика
«Эксперт» №4 (593) 28 января 2008
Ради подтверждения путинского интеллектуального и политического наследства в политике нам всем необходимо как можно скорее выйти за рамки «околопутинства»
Первые сто дней — Медведева и наши

В прошлый вторник, когда Дмитрий Медведев, едва зарегистрировавшийся кандидат от партии президента, поехал с выступлением на Гражданский форум, начался отсчет его первых ста дней. Первые сто дней союза правящих, пары Путин—Медведев, продлятся до дня инаугурации 8 мая. (Так и хочется написать «их инаугурации», а, собственно, так и есть.) То, что треть этого первого срока — предвыборная, значит столь мало, что поездки еще-кандидата Медведева воспринимаются на местах как уже-президентские инспекции. (С первым удивлением — а «интеллектуал»-то наш строгий…)

Но нет оснований колебаться в определении ролей. Кандидат в президенты Дмитрий Медведев — это программа-минимум президента Владимира Путина. А действующий президент и будущий премьер — программа-максимум и залог директивности обеих программ.

Восемь лет программная дискуссия идет в жанре полемики «за/против Путина» — лозунга выборов-референдума 2 декабря того года. Но пропаганда референдума истощилась в цифре его итогов — 64 процента вам недостаточно? Будущие президентские выборы уже не засчитаются за алиби для отсрочки, чтобы думать. Тем более что перерыва в правлении нет, а вот его обновление началось и идет — импровизированно, как повелось. Как именно и куда, покажут нам текущие «первые 100», между днем регистрации и днем инаугурации. Вопрос в том, следует ли стране рассчитывать, что и на этот раз ее стратегия определится бессловесно, в бесспорном порядке, «по факту», материализовавшись портретом нового президента в «союзе двух».

Тут-то пора еще раз напомнить, что мы слишком долго не обсуждали реальных, то есть реализуемых программ — ни минимум, ни максимум. Это интеллектуальное поприще. Для ума, измученного «проблемой преемника», оно затруднительно.

Программа-минимум стала проясняться с первых же медведевских поездок в регионы. Она прогрессивна. В Манеже перед общественниками Дмитрий Медведев ее изложил в речи. Реформизмом сверху Россию не поразишь, но речь содержит многочисленные сигналы обновленческого толка. Это речь не столько «либеральная», как усиленно толкуют, сколько речь прогрессивного глобалиста. А «глобалист» в современном мире не обязательно значит «либерал».

Но отсутствие обсуждения мало-помалу само стало формой политического существования. Парадокс в том, что Медведев выступал в дни кризиса действующей версии глобализма, что усиленно обсуждал форум в Давосе. А тем временем позднесоветский потребительский прагматизм возвращается на арену, здорово нагуляв себе аппетит. Именно это многие понимают под «либеральным обновлением». Мечта двадцатилетней давности — модель развития на основе внутреннего спроса — материализовалась, однако при непроясненных основаниях спроса и шатких перспективах его насыщения. «Дальнейшее и неуклонное удовлетворение растущих запросов граждан» государством ведет прямиком к санаторно-кредитному великодержавию, с несметными расходами в кредит.

Внешняя политика

Медведев очень осторожно говорил о внешних делах, целиком оставаясь внутри путинской сверхзадачи — «мир